26 Апреля 2017

«Доля «зеленых» инвестиций в России – менее 1% в общем объеме инвестиций в основной капитал»

Центр международных финансов НИФИ Минфина России представил на КЭФ-2017 результаты своего исследования, куда идут «зеленые» инвестиции в РФ. И почему они столь скромны. Об этой работе рассказала на форуме д.э.н. Людмила Кабир, главный научный сотрудник Центра, профессор РАН. «Кислород.ЛАЙФ» приводит текст ее выступления.
Поделиться в социальных сетях
Президент России Владимир Путин на заседании Госсовета по вопросу «Об экологическом развитии РФ в интересах будущих поколений» в конце декабря прошлого года сказал: «В нашей сегодняшней повестке – задачи поэтапного перехода России к модели устойчивого развития, и не просто к модели устойчивого развития, а экологически устойчивого развития. Я хочу это подчеркнуть, мы говорим о развитии экономики страны, но с упором на решение экологических проблем. Вопрос исключительно важный для повышения эффективности прежде всего всей национальной экономики, с одной стороны, и в то же время для улучшения качества жизни наших людей, для раскрытия потенциала наших регионов – с другой».

Мы, Научно-исследовательский финансовый институт Минфина России, не могли не откликнуться на такой призыв. И в тесном диалоге с Департаментом международных финансовых отношений Минфина России подготовили записку, отражающую состояние отношений в сфере финансирования «зеленой» экономики, где проведены некоторые параллели с международным опытом.

Прежде всего, отмечу следующее. Мы не говорим о сегменте, который включает рынок производных финансовых инструментов и торговлю квотами на выбросы парниковых газов. Мы говорим о реальном секторе экономики, для которого «зеленые» инвестиции – это инвестиции в модернизацию, благодаря которой только и возможно достичь экологически устойчивого развития нашей страны. И суть этой экологической модернизации для государства – сделать так, чтобы весь существующий бизнес стал массово переходить на ресурсоэффективные и экономные, и дружественные к окружающей среде технологии производства. А вновь создаваемый бизнес изначально проектировался на основе таких технологий и производств.

Мы также столкнулись с трудностями в процессе выбора индикатора измерения «зеленых» инвестиций. Ни одна страна, включая Россию, не осуществляет подобного наблюдения. Более того, само понятие «зеленые» инвестиции (и весь спектр понятий из этого ряда) – все еще в процессе уточнения. Есть международные институты, которые консолидируют информацию, но здесь также наблюдается многообразие подходов к определению объекта учета. В итоге мы остановились на базах статистических данных ОЭСР и национальных статистических ведомств. И сошлись на том мнении, что все-таки показатель «инвестиции в основной капитал, направленные на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов» (который мы выбрали в качестве индикатора «зеленых» инвестиций) может быть использован для общей характеристики состояния дел в этой сфере.

Людмила Кабир, НИФИ Минфина РФ: Мы говорим о реальном секторе экономики, для которого «зеленые» инвестиции – это инвестиции в модернизацию, благодаря которой только и возможно достичь экологически устойчивого развития нашей страны
Говорить о состоянии процесса «зеленого» инвестирования в России, проводя сравнение с некоторыми странами, нашими партнерами по G20. Динамика – положительная, приоритетность «зеленых» инвестиций была сохранена даже в кризисные (2008-2009 годы), вследствие чего их объем не претерпел существенных сокращений. А в ряде государств (Южная Корея, Мексика), наоборот, возрос. В рассматриваемой группе стран выделяются лидеры (Южная Корея, Германия, Франция, Италия), объем «зеленых» инвестиций у которых к 2011 году достиг диапазона 10-14 млрд долларов. Особенно следует отметить Мексику, «зеленые» инвестиции которой в 2008-2009 годы претерпели более чем двукратное увеличение, практически приблизившись в 2011 году к уровню 10 млрд долларов. Среди рассматриваемых семи стран «Большой двадцатки» Россия занимает среднее положение по объему «зеленых» инвестиций, достигая в последние годы уровня в 6 млрд долларов США.

Но ситуация меняется, если мы посмотрим на долю, которую составляют «зеленые» инвестиции в общем объеме инвестиций в основной капитал. К сожалению, с 2000 года наблюдается неуклонное снижение доли «зеленых» инвестиций. В результате сегодня она составляет менее 1% от инвестиций в основной капитал в России.



Обрабатывающие производства являются основным реципиентом инвестиций в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов. Лидерство этого сектора характерно для всех стран, с которыми мы сравнивали, например, для Турции и Франции. Но в России высока доля также добывающего сектора и энергетики. В то время как в той же Турции, Великобритании, Франции и Германии сектор добычи практически не является реципиентом таких инвестиций.

При этом страны существенно различаются по приоритетам «зеленого» инвестирования в обрабатывающие производства. В Германии, например, лидирует химическая промышленность. А в Канаде – производство кокса и нефтепродуктов. В России большую часть «зеленых» инвестиций притягивают такие виды деятельности как металлургия, производство кокса и нефтепродуктов, а также химпром.

Чрезвычайно мал, в отличие от других стран, и самый верхний сегмент диаграммы, закрашенный в интенсивно зеленый цвет, именуемый «прочие». Все страны кроме России демонстрируют существенную его долю. Вскользь отмечая различие подходов к детализации данных, применяемой разными странами, что и заставило нас сформировать такую аналитическую группу, обратим внимание на то, какие виды экономической деятельности, относящиеся к обрабатывающим производствам, сюда вошли: производство компьютеров, электронных и оптических изделий; производство резиновых и пластмассовых изделий; производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях; ремонт и монтаж машин и оборудования; производство мебели и др. Выводы очевидны.





Теперь о том, как распределяются «зеленые» инвестиции внутри страны. Инвестиции в основной капитал, направленные на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, размещены по территории РФ крайне неравномерно. Регионы существенно различаются как по объему «зеленых» инвестиций, так и по доле «зеленых» инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал. Разрыв между регионами, лидирующими по объему «зеленых» инвестиций, и между отстающими, очень существенен. Если на долю десяти лидеров приходится в среднем около 25% всех «зеленых» инвестиций, то на долю «десятки» отстающих – лишь около 1%. Но спецификой «лидерства» является тот факт, что даже у наиболее успешных регионов этот показатель едва превышает 3% от общего объема инвестиций в основной капитал. Одновременно для «отстающих» этот показатель ничтожно мал, так как составляет десятые доли процента. В целом же темпы прироста «зеленых» инвестиций оказались гораздо ниже темпов прироста общего объема инвестиций в основной капитал.

Понятно, что модернизационные рывки не осуществляются силами отдельного субъекта. Для достижения результата необходима консолидация общества и объединение сил как государства, так и бизнеса. Открытым остается вопрос (и каждая страна ищет и дает на него свой ответ), как должны сочетаться усилия всех на благо общего дела? Здесь мы должны принимать во внимание эволюцию взглядов на роль «зеленого» инвестирования и, соответственно, подходов к финансированию «зеленой» экономики, которая произошла за время формирования и развития идеи «зеленого» экономического роста.

Если еще в 1980-1990-е годы «зеленое» инвестирование рассматривалось в контексте общей экономической целесообразности инвестирования в предотвращение загрязнения окружающей среды и его финансирование предполагало преимущественную роль многосторонних финансовых учреждений (включение экологических проблем в стратегии и программы). То на рубеже ХХ-XXI веков ситуация начала кардинально меняться. Получила всеобщую поддержку идея мобилизации международных и национальных ресурсов на цели развития. В итоге в конце первого десятилетия нового века сложился глобальный «зеленый» новый курс: переориентирование глобальной экономики на инвестиции в чистые технологии и «природную» инфраструктуру. Стало ясно, что толчок для сдвига к «зеленой» экономике должен исходить как от представителей государства, так и от промышленников, а подходы к финансированию должны включать различные механизмы, в том числе нетрадиционные источники. Но именно за государственными инвестициями закрепляется роль катализатора соответствующих действий со стороны частного сектора.

Сегодня общепризнанной является позиция, что каждая страна должна разработать собственную стратегию финансирования устойчивого развития. Причем эта стратегия должна учитывать все источники финансовых средств (государственные и частные, внутренние и международные), а задача общества – мобилизовать и значительно увеличить уже существующие источники, в том числе за счет активного вовлечения нетрадиционных источников финансирования. Это всего лишь малая часть исследования, проведенного Центром международных финансов НИФИ Минфина России.

Нельзя, опираясь на данные нашего исследования, что в России нет прогресса. Он есть. Но для того, чтобы двигаться вперед, надо понять, почему у нас пока не получается осуществить переход не просто к модели устойчивого развития, а к модели «экологически устойчивого развития». Важно выявить наиболее серьезные барьеры, блокирующие инициативы российских компаний по переводу уже существующего бизнеса на новые природоохранные и ресурсосберегающие технологии, а также блокирующие создание новых производств, изначально выстраиваемых по этим технологиям.


Для того, чтобы России двигаться вперед, надо понять, почему у нас пока не получается осуществить переход не просто к модели устойчивого развития, а к модели «экологически устойчивого развития»

Статья основана на выступлении Л.С. Кабир на круглом столе «Зеленые инвестиции: инструкция по применению», который прошел 22 апреля в рамках Красноярского экономического форума - 2017

Сергей Донской о природоохранной деятельности


В России затраты на проекты в природоохранной сфере составляют 0,8% от ВВП, сообщил глава Минприроды РФ Сергей Донской, выступая 21 апреля на пленарном заседании Ялтинского международного экономического форума. По словам Донского, на 30% урбанизированных территорий России проживает практически все ее население, сосредоточен весь транспорт и производства. А потому всего 300 крупных предприятий, работающих в нашей стране, сегодня формируют более половины всех загрязнений. 27 регионов входят в перечень территорий с комплексом ярко выраженных санитарно-гигиенических проблем. Среди них – Магаданская, Курганская, Кемеровская, Челябинская, Свердловская области и Красноярский края. Во многом это связано с морально устаревшими, экологически небезопасными производственными мощностями. «Мы понимаем, что модернизация российской промышленности потребует значительных инвестиций. По экспертным оценкам, затраты составят от полутора до 2,5% ВВП ежегодно. Сегодня же в России затраты на проекты в природоохранной сфере составляют 0,8% от ВВП, что явно требует дополнительных экономических стимулов в этой сфере», - отметил министр.


Сергей Донской, глава Минприроды РФ