12 Октября 2017

«Монетные дворы» будущего

Майнинг, криптовалюты, блокчейн – все эти слова уже стали мейнстримом. Некоторые видят в этом будущее мировых финансов, другие – считают, что можно запрячь коня и трепетную лань, например, установив майнинговые фермы на ГЭС. В целом объекты генерации энергии могут стать в некотором смысле финансовыми учреждениями и производить валюту параллельно с электричеством.
Поделиться в социальных сетях

Президент России Владимир Путин на этой неделе неожиданно озаботился криптовалютами. 10 октября он провел совещание по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере и внедрения инновационных финансовых инструментов. «Большую популярность, как известно, приобретают и уже получили виртуальные, или, иначе, криптовалюты, которые в некоторых странах уже стали или становятся полноценным платежным средством, а также инвестиционным активом. Мы должны использовать преимущества, которые дают новые технологические решения в банковскойсфере», - заявил глава государства.

Итог  совещания, в целом, таков – в России будут легализованы криптовалюты: профильным ведомствам поручено приступить к разработке соответствующего законодательства. Несмотря на это, в соцсетях и СМИ смакуют, как Путин, только что отметивший 65-летие, говорил о новых возможностях и новых рисках, которые открывают для организаций и граждан современные технологии в банковской сфере. Так, президент упомянул «возможность отмывания капиталов, полученных преступным путем, ухода от налогов и финансирование даже терроризма и, конечно, распространение мошеннических схем, жертвами которых могут, безусловно, стать рядовые граждане». «Криптовалюты выпускаются неограниченным кругом анонимных субъектов. Таким образом, покупатели криптовалют могут быть вовлечены в противоправную деятельность. Кроме того, по криптовалютам не существует обеспечения. В случае сбоя системы или «надувания пузырей», как сейчас иногда модно говорить, по ним не будет юридически ответственного субъекта. Это серьезная вещь, которую мы должны иметь ввиду, обсуждая эту тему».

Неудивительно, что резко против легализации криптовалют в России всегда выступал Центральный банк. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что не поддерживает такие платежные средства, хотя вполне осознает блестящие перспективы технологии блокчейна, лежащей в основе криптовалют (подробнее о том, что это такое, можно прочитать в блестящей справке «Коммерсанта»). Владимир Путин заявил, что знает о позиции Центрального банка, и что несколько раз говорил на эту тему с Набиуллиной. Но, уверен президент, запреты – не лучший выход из ситуации.

«Многие страны ищут подходы к тому, как регулировать обращение криптовалют, только начинают создавать необходимые законодательные условия, законодательную нормативную базу. Нам нужно, опираясь на международный опыт, выстроить такую регуляторную среду, которая позволит систематизировать отношения в этой сфере, защитить, безусловно, интересы граждан, бизнеса, государства, дать правовые гарантии для работы с инновационными финансовыми инструментами… При этом важно не нагородить лишних барьеров, разумеется, а создать необходимые условия для дальнейшего развития и совершенствования национальной финансовой системы».

Министр финансов РФ Антон Силуанов по итогам совещания уже заявил, что «договорились о следующем — о том, что необходимо государству осуществлять регулирование процесса эмиссии криптовалют, майнинга, процесса обращения. Государство должно взять это все под контроль». Конкретики пока не озвучено, но, очевидно, что какие-то решения вскоре появятся. Пока же «Кислород.ЛАЙФ» приводит мнение эксперта по возобновляемой энергетике Артура Алибекова, которое он опубликовал еще до известия о совещании в Сочи на своей странице в Facebook. Для нашего сайта эксперт любезно согласился доработать текст.

Владимир Путин: Криптовалюты - это «возможность отмывания капиталов, полученных преступным путем, ухода от налогов и финансирование даже терроризма и, конечно, распространение мошеннических схем, жертвами которых могут, безусловно, стать рядовые граждане»

Как совместить майнинг и гидроэнергетику?

- СМИ все больше внимания уделяют блокчейну, майнингу и криптовалютам. Тема давно муссируется на просторах Интернета. Но долгое время она находилась в области интересов «гиков», людей, страстно увлеченных IT и современными гаджетами. Однако интерес к данной теме рос одновременно со снижением порога необходимых компетенций, чтобы стать частью глобальной сети создания криптовалют. И в прошлом году, на мой взгляд, произошел некий сдвиг парадигмы, когда «майнинг» стал доступен широкому кругу лиц. В итоге уже сформировался целый рынок упрощенных специализированных устройств для добычи заветных биткоинов. Кроме того, расширился и рынок использования биткоинов, и возможностей их конвертирования в традиционные валюты.

И вот мы видим, что государство пришло к решению легализовать, зарегулировать и взять под свой контроль деятельность, связанную с криптовалютами. Когда это случится, в истории не только финансовых систем, но и электроэнергетики будет открыта новая эпоха. Несколько месяцев назад мы прорабатывали проект по созданию системы промышленного майнинга биткоинов прямо на объекте энергетики – в частности, на ГЭС. С тех пор многое оказалось переосмысленным, в том числе и возможности добычи криптовалют, и расчеты экономической эффективности данного направления.

Прежде всего, почему на ГЭС? Известно, что фактически себестоимость добычи биткоинов определяется четырьмя ключевыми компонентами: стоимостью и окупаемостью оборудования (майнеров), ценами на электроэнергию и интернет-траффик, а также затратами на обслуживание ферм (включая аренду территории). Последний пункт, впрочем, несущественен. Существенными затратами являются: оборудование и стоимость потребляемой электроэнергии, так как майнеры потребляют действительно много электричества. К примеру, майнер AntMinerS9 при мощности в 13,5 Th/s (скорость добычи криптовалют, в триллионах хешей в секунду) имеет энергопотребление на уровне 1438 Вт*часов. А вот у майнера AntMinerS7 при мощности в 4,73 TH/s энергопотребление составляет 1300 Вт*ч.

В то же время на ГЭС есть примеры «запертых мощностей», холостых сбросов воды в отсутствие энергопотребления, проблемы потерь в сетях, проблемы сборов средств за электроэнергию и целесообразность расположения источника генерации рядом с источником потребления. Кроме того, ГЭС является традиционным низкоуглеродным возобновляемым источником энергии. Что сегодня, очевидно, становится определяющим фактором для многих инвесторов.

В процессе оценки экономических перспектив проекта у нас возникли резонные вопросы. Первый – а что, если воду из водохранилища можно на месте трансформировать в электроэнергию и тут же конвертировать ее в биткоины и рубли? Получается не просто генерирующий электроэнергию объект, а уникальный объект по моментальной монетизации и конвертации водных ресурсов в финансовые. По сути, «монетный двор», который по алгоритмам блокчейна создает валюту из водных ресурсов, используя невостребованные мощности.

Второй вопрос – а может ли майнинг биткоинов на ГЭС быть без потребления как такового? Для создания электроэнергии на ГЭС используется вода, но без потребления, а с использованием энергии падающего потока воды на гидроагрегаты. Так получается некий возобновляемый источник генерации биткоинов или обменный пункт воды на деньги, основанный на возобновляемых ресурсах. Причем часто воду сбрасывают через холостые водосбросы, так как в данный момент нет потребления электроэнергии в энергосистеме.

Третий вопрос – а что, если использовать майнинг не просто на существующей ГЭС, а синхронизировать это с разработкой новой гибридной гидро-солнечной генерации? И использовать это в качестве одного из инструментов окупаемости вложений в ВИЭ и создание данного объекта? Ведь в целом, внедряя новые объекты ВИЭ в комплексе с майнинг-фермой, можно получить одновременный источник дополнительной окупаемости финансовых вложений. Можно, кстати, строить объекты электроэнергетики, например малой генерации, без сложного и дорогостоящего присоединения их к общей сети, а размещая совместно с источником потребления в виде майнинг-фермы.

Все эти, на первый взгляд, шуточные вопросы породили идею для расчета проекта майнинга на ГЭС, а вернее – именно в рамках создания проекта гибридной гидро-солнечной генерации. С дополнением его источником постоянного потребления и, следовательно, дополнительным и прямым источником окупаемости финансовых вложений. В представленных упрощенных расчетах мы не учитывали стоимость электроэнергии, интернет-траффика, конвертации и обслуживающего персонала, тем более что для такой фермы хватит одного человека. Стоимость электроэнергии не брали в расчет, так как майнинг мы рассматривали в качестве выделенного потребителя, генерирующего финансовые ресурсы не только для окупаемости затрат в собственное оборудование, но и для окупаемости затрат в стоимость инсталляции генерирующих мощностей.

По результатам расчетом экономической эффективности стали очевидны перспективы данного направления. Конечно, известны и нюансы, связанные с изменением алгоритма добычи биткоина и снижением экономической эффективности данного процесса. Однако текущие параметры майнинга все еще остаются достаточно привлекательными для инвестирования. Так, мы просчитали, что окупаемость вложений только в оборудование может составить от четырех месяцев до полугода.

Какие же выводы можно сделать? Во-первых, по результатам расчетов стало ясно, что на энергетических объектах целесообразно использование менее мощных, но более энергоемких майнеров. Они стоят дешевле, следовательно, финансовые вложения на старте можно будет уменьшить – остальное время эксплуатации будет обеспечиваться окупаемость финансовых вложений в генерирующее оборудование. Причем окупаемость всех вложений в оборудование для майнинга и соответствующей мощности генерации, включая монтаж, обслуживание и другие расходы, можно уложить в срок до 2-2,5 лет. В существующих экономических реалиях это фантастически быстрый срок окупаемости.

Во-вторых, в дальнейшем оборудование для генерации, которое мы считали в рамках проекта гибридной гидро-солнечной генерации, может быть использовано для выдачи электроэнергии потребителям по тарифу значительно ниже рыночного. Ведь оно уже окуплено за счет майнинга, а вся выручка от продажи электроэнергии (за исключением эксплуатационных затрат и амортизации) составляет чистую прибыль от данного объекта.

В-третьих, данная концепция стимулирует развитие ВИЭ в России, что соответствует положениям Парижского климатического соглашения. Объект гибридной гидро-солнечной генерации или просто ГЭС или СЭС могут стать, по сути, «монетным двором», обеспечивая монетизацию возобновляемых ресурсов в финансовые ресурсы.

Реализация данной концепции пока – лишь теория, поскольку деятельность по добыче криптовалют в России находится вне зоны правового регулирования и на момент разработки проекта не поощрялась правительством РФ. Время идет, ситуация меняется, и, быть может, нам еще суждено будет вернуться к данному вопросу с более серьезным подходом к созданию «монетных дворов» рядом с источниками генерации.

Артур Алибеков