13 Сентября 2017

«Мы знаем, как «разуглеродить» электроэнергию»

В ближайшие 20 лет Россия будет вынуждена перестроить свою экономику, сделав ее независимой от экспорта углеводородов. РФ обладает огромным гидропотенциалом, дешевой землей и большими территориями, которые могут быть использованы для генерации ветряной и солнечной энергии. Стратегию перехода к низкоуглеродной экономике в интервью «Независимой газете» описал председатель Energy Transitions Commission (ЕТС) лорд Адейр Тернер.
Поделиться в социальных сетях

ЕТС основана при участии Bank of America, Merrill Lynch, BHP Billiton, Европейским климатическим фондом, General Electric, Generation Foundation, Институтом Полсона, Royal Dutch Shell, RWE, Schneider Electric и других компаний и фондов, в том числе ООН. В составе комиссии работают определенные от них уполномоченные, каждый из которых имеет равный статус – вне зависимости от финансового вклада стоящих за ним организаций. По словам Лорда Адейра Тернера, «мы максимально стараемся изменить мышление: ускорить процесс перехода к низкоуглеродной экономике, добиться скорейшего прогресса в производстве и потреблении чистой энергии, направить усилия всех стран для достижения этой цели. Комиссия проводит глубокую аналитическую работу, пытается склонить к действиям организации, компании, правительство».

В интервью «Независимой газете» Лорд Адейр заявил, что в настоящее время «нельзя сказать, что мир стоит на твердой позиции потепления не более чем на два градуса». Напомним, именно такая цель определена Парижским соглашением по климату, для чего в нем есть призыв ко всем странам принимать все возможные усилия для снижения выбросов диоксида углерода. Этот международный меморандум Лорд Адейр считает «первым шагом, который впоследствии, может быть, в 2019–2020 годах, позволит подписать соглашение о значительно большем снижении количества выбросов». Иначе глобальное потепление составит к концу века 3-4 градуса по Цельсию.

Лорд Адейр сожалеет, что США, которые еще при Бараке Обаме наряду с Россией, Китаем и Индией подписали Парижское соглашение, летом 2017 года заявили о своем выходе из этого процесса. «Очень жаль, что одна из самых богатых стран в мире, обладающая наилучшими возможностями для развития чистых источников энергии, с пустой неплодородной почвой и обилием солнца, где возможно произвести очень дешевую солнечную энергию, не использует чистые ресурсы. Американское федеральное правительство в настоящее время занимает безответственную позицию в проблеме потепления климата. 

Лорд Адейр Тернер считает, что к 2050 году угольной энергетике в мире не останется

Но все остальные страны должны принимать все возможные шаги и усилия для сохранения экологии». Впрочем, тот факт, что РФ до сих пор не ратифицировала Соглашение, англичанин в интервью никакой критике не подвергает.

При этом Великобритания, заверил глава ЕТС, приняла обязательства снизить выбросы СО2 на 80% – с нынешних 800 млн тонн в год до 160 млн к 2050 году. «И мы идем к этой цели строго в соответствии с намеченным графиком. Перед нами стоит задача полностью исключить выбросы углеводородов из сельскохозяйственного производства. Намного легче «разуглеродить» электричество, чем сельское хозяйство. Наиболее острая проблема для Великобритании – остановка утечки тепла из жилых помещений. Большинство наших домов были построены в 1900–1930-х годах из кирпичей, которые не энергоэкономны. Много тепла теряется через крыши в холодный сезон. И это трудно изменить, так как мы должны убедить владельцев домов провести внутренние работы по снижению теплопотери».

Вообще, уверен Адейр Тернер, «разуглеродить»

электроэнергию не так сложно, как может показаться на

 первый взгляд. 


Прежде всего, нужно полностью отказаться от использования угля в качестве топлива: «Мы можем позволить продолжить потребление газа немного дольше. Газ намного экологичнее угля». «Надо максимально снизить производимую и потребляемую углеродную энергию… Формула заключается в строительстве солнечных и ветряных станций, которые будут поддерживаться в трудные погодные дни газовыми турбинами (в целом использование газовых турбин в год составит не более 5–10%). Весь процесс перехода, возможно, займет 20 лет, - говорит Лорд Адейр. – Думаю, к 2050 году основными источниками энергии в мире будут солнце, ветер и мирный атом. Вряд ли к тому времени останутся угольные электростанции. Так, Великобритания в данный момент практически не использует уголь для производства энергии, а к 2020 году использование угля абсолютно прекратится. И экономика любой иной богатой страны способна достичь того же к 2020 году».

Во-вторых, нужно все больше и больше использовать электромобили и электроотопление. «Мы далеки еще от использования самолетов на электродвигателях, грузовых автомобилей, ходящих на длинные дистанции, и морских судов. Этим видам транспорта необходимы батареи, которые в данный момент имеют слишком большие габаритные характеристики», - отметил Лорд Адейр. По его мнению, электромобили могут стать абсолютно конкурентными по сравнению с автомобилями на ДВС, уже к 2020 году – если батареи станут дешевле. Возможно, машины и будут стоить дороже, но время их полезной эксплуатации увеличится: «Двигатели электромашин будут работать значительно дольше, чем стандартные двигатели, так как их конструкция стала проще... Но нефтепродукты будут продолжать доминировать в авиации, в грузовом автотранспорте, в морских перевозках».

Третье направление – минимизировать выбросы от «грязных» индустрий. Например, производители цемента могут перейти на использование «жидкого водорода, который можно произвести с использованием чистых источников энергии и затем использовать в качестве топлива для самолетов, грузового транспорта и кораблей». Также цементникам и металлургам глава ЕТС советует внедрять технологии улавливания и хранения СО2, которые уже есть, но стоят пока очень дорого. Зато при их использовании можно «собрать выбрасываемый диоксид углерода, который затем можно хранить под землей, добавить в цемент или вернуть в почву для поддержания естественных процессов».

«Конечно, все эти технологии пока далеки от того успеха, который наблюдается в развитии генерации солнечной и ветряной энергии, (которые) стали дешевле на 85 и 65% соответственно. Стоимость биоэнергии, жидкого водорода осталась примерно на том же уровне, что и пять лет назад. Перед нами стоит задача: развитие этих технологий и снижение их стоимости, желательно в тех же процентах, что удалось достичь в солнечной и ветряной энергии», - уверен Лорд Адейр. Еще одно важное направление в России по традиции называют «энергоэффективность»: «Существует огромный потенциал в экономном потреблении электроэнергии в бытовой технике, вентиляции, кондиционировании, электромобилях. Это не потребует больших усилий со стороны правительства».

На такую трансформацию у РФ осталось лет 20: «Россия, конечно, является одним из крупнейших производителей нефтегазовых продуктов. Но России нужно понять, что, может быть, это продлится еще лет 20. 

В перспективе 30-40 лет мир, возможно, не будет нуждаться

в российских нефти и газе. 


В следующие двадцать лет России необходимо построить экономику, независимую от экспорта углеводородов. Конечно, важно уйти от использования угля как можно быстрее. В России есть огромные гидроресурсы, сравнительно недорогая земля и большие площади, которые могут быть использованы для генерации ветряной и солнечной энергии».

И нашей стране надо бы поспешить, потому что самые выгодные условия для развития ВИЭ сейчас сложились в США, так как у этой страны есть большие площади пустынь в штатах Невада, Калифорния, Нью-Мексико и Техас, где много солнца, но при этом низкая численность населения и дешевая земля, не имеющая ценности для сельского хозяйства: «В Великобритании, например, это значительно дороже и сложнее, так как мы более густозаселенная страна, здесь дорогая земля, имеющая сельскохозяйственную ценность. Я не удивлюсь, если цены на землю в Великобритании в 20 раз дороже цен в Неваде. И у нас не так много солнца».

В Китае большой потенциал ВИЭ также у пустынь на западе страны, а у Монголии – в пустыне Гоби. Огромные возможности для развития солнечной энергетики потенциально есть у Марокко, Алжира, Ливии, Туниса и Египта. А если в одной Сахаре на 100 тыс. кв. км расположить солнечные панели, они займут незначительную площадь пустыни, зато смогут полностью покрыть потребности в электроэнергии всей Западной Европы. «Проблема этих стран в политической нестабильности и, конечно, многие европейские государства побоятся попасть в энергетическую зависимость. Но если мы сможем провести высоковольтные линии электропередачи, это было бы замечательным энергоресурсом для Западной Европы», - говорит Лорд Адейр.