29 Мая 2017

Трамп решился на выход?

Администрация 45-го президента США готовится объявить о выходе страны из Парижского соглашения по климату. Чем это может обернуться для мира и для России?
Поделиться в социальных сетях
Президент США Дональд Трамп на этой неделе может объявить о том, что его страна выходит из Парижского соглашения по климату. Об этом сообщает ряд источников в окружении главы государства, а также новостная компания Axios. Сам Трамп еще 27 мая в Twitter пообещал сообщить о своем решении на этой неделе.

Вопрос борьбы с изменениями климата обсуждался в ходе саммита G7 26 мая в Италии, но США с итоговым коммюнике не согласились. Лишь главы Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и Евросоюза в очередной раз подтвердили, что будут и дальше придерживаться параметров, прописанных в Парижском соглашении по климату. Напомним, главная цель этого крупного международного документа, который в декабре 2015 года подписали 195 стран (в том числе и Россия) – сдержать повышение температуры на Земле в пределах 2 градусов по Цельсию к 2100 году от уровня доиндустриальной эпохи. Как сократить выбросы парниковых газов и снизить влияние на климат - каждая страна решает самостоятельно.

В принципе, выход США из Соглашения – не новость, поскольку Трамп выступал против этого документа еще в ходе своей избирательной кампании. В отличие от своего предшественника на посту президента Барака Обамы, Трамп неоднократно подчеркивал, что не верит в антропогенное влияние на климат. И даже считает всю шумиху вокруг глобального потепления «китайским заговором» против США. 10 ноября 2016 года он заявил, что «изменения климата являются далеко не самым насущным вопросом национальной безопасности. Это триумф экстремизма над разумом, и Конгресс должен остановить это. Мы отвергаем программы и Киотского протокола, и Парижского соглашения, которые представляют собой только личные обязательства тех, кто их подписывал».

К концу июля Трамп ждет доклад со списком факторов, которые сдерживают добычу всех видов источников энергии на территории США. Также он сократил финансирование Агентства по охране окружающей среды и заблокировал все платежи США в «зеленые» фонды ООН. Но радикального решения - о полном выходе страны из парижского климатического договора - пока, все-таки, Трамп не принял. Если же это случится в ближайшие дни, чем это может обернуться? «Кислород.ЛАЙФ» соберет в этом разделе все открытые мнения об этом.


На этой неделе Дональд Трамп пообещал объявить решение - останется ли его страна в числе участников Парижского соглашения по климату или выйдет из глобального договора

Президент Франции Эммануэль Макрон, как и его предшественник - Франсуа Олланд - являющийся ярым апологетом Парижского соглашения по климату, на встрече с Трампом в ходе G7 заявил ему, что США не должны отказываться от взятых на себя обязательств.



Антониу Гутерриш, генеральный секретарь ООН:


- Я считаю, что очень важно, чтобы правительство США оставалось вовлеченным, но если это случится, то конца света не произойдет. Вне зависимости от позиции какого-то конкретного правительства, вне зависимости от того, о какой стране идет речь — а США, конечно, очень важны из-за своих размеров — все остальные должны следовать намеченному курсу.
(По сообщению ВВС)


Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Greenpeace России:


- Даже если США выйдут из соглашения, прямых санкций против них не будет. В США «зеленая энергетика» сегодня уже может прожить и без Парижского соглашения, и без Трампа: решения о ее поддержке чаще всего принимаются на уровне штатов. Выходу США из соглашения, из «зеленого» тренда обрадуются Китай и Индия, которые готовы совершить скачок от угольной энергетики сразу в возобновляемую, минуя нефть и газ. Именно они со временем могут стать технологическими лидерами в этой сфере, например в производстве электроавтомобилей, если от этой роли откажутся США. Что касается России, то мы находимся на стратегическом распутье, но выход США из Парижского соглашения сыграет на руку нашим «коричневым», консерваторам, которые продолжают ратовать за преимущественное углеводородное развитие. 
(«Независимая газета»)


 

Евгений Минченко, президент Minchenko Consulting: 


- ...В России растут акции крупного бизнеса, связанного с горно-металлургическим комплексом, особенно угольщиков. Наверное, самый большой бенефициар – Мельниченко (Андрей Мельниченко – владелец СУЭК и Сибирской генерирующей компании, прим. «Кислород.ЛАЙФ»). «Газпрому» тоже скорее выгодно, поскольку корпорация не заинтересована в расширении программы газификации в РФ (поставки за рубеж намного рентабельнее). Под вопросом эффективность большой кампании Дерипаски по продвижению темы «зеленой энергетики» в России. Впрочем, план по внедрению «углеродного налога» и так выглядел не очень реалистичным... Видимо, скорректируют свои планы по внутрироссийским газопроводам операторы инфраструктурных проектов, но для них это не главный способ заработка. «Росатом», учитывая его лоббистский вес, свое возьмет. В общем, нет никаких резонов для российских властей «бежать впереди паровоза» в теме реализации Парижских соглашений. Но это если исходить из того, что наши власти руководствуются исключительно логикой. 
(Facebook)


Сергей Донской, глава Минприроды РФ:


- Россия планирует ратифицировать Парижское соглашение до 2020 года, хотя окончательное решение мы примем не раньше января 2019 года - ратифицировать или нет. Решение будем принимать с учетом влияния правил по его реализации. Этот документ будет разрабатывать Специальная рабочая группа по разработке имплементационных решений Парижского соглашения. В ней примет участие межведомственная российская делегация.
Для России в большей степени имеет значение факт ратификации Парижского соглашения не США, а основными торговыми партнерами. Мы прежде всего должны учитывать климатические стратегии стран БРИКС, ЕС, Норвегии, Японии, Республики Корея и других в области низкоуглеродного развития. Их реализация может привести к введению ограничений на импорт в эти страны продукции в связи с высоким уровнем выбросов парниковых газов в процессе ее производства, то есть введением углеродного протекционизма.
...Даже если США выйдут из соглашения, оно будет действовать. Оно уже начало действовать. В этом соглашении есть разные силы и заинтересанты, которые будут поддерживать это соглашение. У нас есть пример, когда Киотское соглашение действовало без США.
(По сообщению ТАСС)


Сергей Рябков, заместитель министра иностранных дел РФ:


- Россия привержена и Киотскому протоколу, и пришедшему ему на смену Парижскому соглашению по климату. Его выработка далась ценой больших усилий. Было приложено немало усилий, в том числе и с нашей стороны, и со стороны других участников для выработки этого соглашения. Наверное было бы неправильно говорить о том, что это однобоко, каким-то образом невыгодно или учитывает приоритеты только определенной группы государств, в которую не входят США. Однако правительства и страны обладают в полном объеме возможностью принимать те или иные решения, суверенитет любой страны непререкаем. Поэтому мы с уважением относимся к эволюции политической линии, в том числе Вашингтона в разных вопросах.
(По сообщению ТАСС)


Ангелина Давыдова, экологический журналист, директор «Русско-немецкого бюро экологической информации», участник переговоров ООН в области изменения климата с 2008 года:


- Парижское соглашение принимали долго и упорно. Во многом это был такой успех международной экологической климатической политики, когда все страны, и развитые, и развивающиеся, договорились наконец до формулировок, которые устраивали всех. И предполагалось, что вот мы сейчас все возьмемся и начнем работать. А тут внезапно США делают такой финт ушами.
Хотя не совсем такой, как они сделали с Киотским протоколом, но в принципе похожий. Тогда была такая история: администрация Билла Клинтона подписала его, собиралась ратифицировать, а у Сената была крайне антиклиматическая позиция, у них всегда такая. Но потом пришла новая администрация Джоржа Буша, которая не стала его выносить даже на ратифицирование, и поэтому Киотский протокол повис. Страной Киотского протокола США не были. И тут благодаря договоренностям Барака Обамы мы достигли соглашения, которое США готовы были ратифицировать, да и Барак Обама сделал это президентским указом в обход Сената, и, вроде как, все довольно хорошо начинало работать. Это первое, почему выход США — это очень плохо.
Второе — это может вызвать цепную реакцию других стран. Они могут также последовать этому примеру и начать как-то менять меры климатической политики в своей стране. Конечно, пока то, что мы слышали вчера и слышим сегодня, что другие крупные эмитенты – Китай, Индия, Евросоюз – говорят, что будут продолжать климатические действия, будут работать дальше, как и работали, и то, что Трамп вышел, это не так важно, наоборот, он сделал себя изгоем. Но ряд экспертов все равно опасается, что какие-то негативные последствия это будет иметь.
Цель США по снижению выбросов в рамках Парижского соглашения была минус 26-28% от 2005 года к 2030. Если они сейчас ничего не будут делать, то, скорее всего, достигнут уровня минус 22%. Это логично, если не делать ничего, но все равно снижение будет. Это очень важно, потому что оно и так происходит, в последние годы снижаются выбросы в США, в том числе из-за развития возобновляемой энергетики, сокращения угольной промышленности и программы эффективности. Еще крайне важно, что многие такие программы США реализуются не на федеральном уровне, а на уровне штатов. То есть, крайне важно, что делают штаты, что делают города и компании. Здесь есть ряд амбициозных примеров, например, штат Калифорния и штат Нью-Йорк, которые свои программы реализуют вне зависимости от того, что делает Трамп. Это гигантская тенденция.
Вторая важная тенденция — развитие возобновляемой энергетики, которая также будет развиваться. И по ветру, и по солнцу сейчас США одни из мировых лидеров, и их сектор будет расти.
Третий фактор — США у нас сейчас второй крупнейший эмитент парникового газа в мире после Китая. Поэтому важно, что страна делает. Раз они выходят из Парижского соглашения, значит они перестают проводить какие-то серьезные телодвижения на государственном уровне по поводу снижения выбросов парниковых газов. При этом крайне важно, что целый ряд международных компаний также заявил, что они не зависят от того, что делает Трамп, они все равно будут сокращать свои выбросы и как-то инвестировать в это направление. С другой стороны, понятно, что ряд других компаний, преимущественно угольного сектора, как раз поддержали решение Трампа, потому что для них это выгодно. Наконец, крайне важный пункт – это то, что США являлись одним из важнейших плательщиков международных климатических фондов, соответственно, сейчас Трамп отказывается делать взнос. Это означает, что порядка 25% средств международных климатических фондов стоит под угрозой. Эти средства направляются наименее развитыми и наиболее уязвимым к изменению климата странам. Таким образом, надо будет понять, что с этим делать.
(Ответ опубликован на The Question)


Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» WWF Russia:


- Это плохо, потому что тем самым прекращается со стороны США помощь наиболее слабым странам, уязвимым к изменениям климата. Помощь в самых элементарных вещах: здравоохранение, сельское и водное хозяйство. Оно не может быть на коммерческой основе, а США – это как минимум четверть общемировой помощи, и если помощь сокращается на четверть, это очень плохо. Что касается выбросов и всего остального, поскольку все выбросы этого будущего десятилетия влияют только на вторую половину двадцать первого века, а срок политической жизни Трампа, вероятно, всего четыре года, то влияние минимально. И поскольку США не являются нашим главным торговым партнером, а наши главные торговые партнеры подтвердили, что они будут следовать Парижскому соглашение, на нас это влияние тоже минимально.
Соглашение не изменится никак, ведь оно основано на двух вещах: адаптации и помощи слабым странам. Выбросы там так, в тени. Они заложены в качестве принципов и целей, но они пока не выстрелили. Может, они выстрелят после 2030 года, но пока они в тени. Пока каждый делает как может и как ему экономически выгодно. Больше ничего. Ни платежей нет, ни штрафов, нет никаких национальных обязательств по климату. Есть обязательство иметь национальную цель, а вот какую – страна решает сама. И это не является объектом переговоров или даже каких-то разговоров.
Финансы — другое дело. Я бы подчеркнул, что Трамп сам говорил, что его не удовлетворяет не то, почему заключено соглашение, а то, что оно финансово невыгодно США. То есть он считает, что соглашение по климату обязательно нужно, но оно должно быть другое.
Я думаю, новое соглашение, если и будет, то на него никто не обратит внимание. Есть такая особенность, что даже если Трамп и заявил, еще нужно официально подать бумагу в ООН по установленному проекту. Все равно делегация США будет в переговорах считаться полноправным участником до ноября 2020 года. Надо сказать, в ноябре 2020 года изберут нового президента США, может это будет и не Трамп. Это означает, что США могут, уже приняв решение, что они не в Парижском соглашении, пытаться его видоизменить. Ведь есть сам договор, а есть правила его реализации. Вот сейчас, в этом и в следующем году, очень активная работа идет по детализации всех этих правил. Если они будут действовать через правила, может, и что-то получится. Но там особенно и добиваться нечего, потому что слова Трампа про финансы – это скорее выдумка. Там нет никаких финансовых обязательств конкретной страны.
(Ответ опубликован на The Question)