15 Февраля 2017

За экологию и экономию

За четверть века, с 1990 по 2015 годы, электростанции ПАО «Иркутскэнерго» почти вдвое сократили выбросы парниковых газов (ПГ). Достижение можно объяснить падением производства энергии более чем на четверть за тот же период. Но не меньшую лепту внесла модернизация ГЭС, которая позволила нарастить выработку чистой энергии, радикальное снижение потерь в сетях и другие меры, направленные на сокращение объемов сжигания ископаемого топлива.
Поделиться в социальных сетях

Энергоугольный гигант


Факт: в 1990 году эмиссия углекислого газа от объектов производственного объединения «Иркутскэнерго» составила почти 31,66 млн тонн, а в 2015 году станции одноименного публичного акционерного общества выбросили в атмосферу «всего» 17,23 млн тонн СО2. Достижение тем более интересно, что «Иркутскэнерго» (входит в состав крупнейшей частной энергокомпании России – «ЕвроСибЭнерго») в постсоветское время стала вертикально-интегрированной энергоугольной структурой. В составе которой – три ступени ангарского каскада ГЭС (легендарные Иркутская, Братская и Усть-Илимская станции), крупнейшие в Восточной Сибири ТЭЦ, тепловые сети и угледобывающие активы. Установленная электрическая мощность электростанций компании составляет 13 тыс. Гкал/час тепловой и 12,9 ГВт электрической энергии, в том числе на ГЭС приходится более 9 ГВт (остальное – угольная генерация). По мощности и объемам производства «Иркутскэнерго» способна выработать более 70 млрд кВт/ч электрической и до 46 млн Гкал тепловой энергии.

Тот, кто располагает статистическими данными, заметит, что за четверть века в Иркутской области существенно сократилось производство электричества. Действительно, если в 1990 году его объем составлял 67,1 млрд кВт/ч, то в 2015 году – 46,95 млрд кВт/ч. Но одним развалом экономики в «лихие 1990-е» такую разницу не объяснишь. Во-первых, потребление электроэнергии (один из ключевых индикаторов состояния экономики) за то же время снизилось лишь с 55,5 млрд до 52,5 млрд кВт/ч – как видно, не слишком сильно. Во-вторых, падение выработки в последнее время объясняется, прежде всего, маловодьем в бассейне Байкала, достигшим своего пика в 2015 году (для энергетиков озеро играет роль водохранилища). Оно ударило по выработке каскада ГЭС на Ангаре, составляющих основу энергосистемы Иркутской области.

Вдобавок сокращение выбросов двуокиси углерода и других ПГ происходило большими темпами, чем снижение производства и потребления электричества. Например, в 2013 году эмиссия СО2 составила 18,85 млн тонн, тогда как выработка – 56,4 млрд кВт/ч. Так что состояние экономики – далеко не единственное объяснение тому, что воздействие электростанций на окружающую среду существенно снизилось. В первую очередь тому способствовала политика «Иркутскэнерго», направленная и на повышение экономической эффективности генерирующих мощностей, и на ослабление давления основных производственных объектов, прежде всего – ТЭЦ, на экологию. «Динамика сокращения выбросов говорит о том, что мы одновременно боремся и за экологию, и за экономию углеводородов, – констатировал генеральный директор «Иркутскэнерго» Олег Причковыступая в октябре прошлого года на первой сессии образовательного проекта «Энергия будущего» в Иркутске. – 14 миллионов тонн углекислого газа – это примерно 10 миллионов тонн угля, не сожженного, а замещенного чем-то иным».

Вода вместо угля 


Глядя на структуру генерации «Иркутскэнерго», нетрудно догадаться, что основным направлением по снижению выбросов ПГ является замещение «грязной» генерации конденсационных ТЭЦ выработкой ГЭС. Если брать только последнее десятилетие, то одним из первых шагов в этом направлении стала замена девяти рабочих колес гидроагрегатов на Братской ГЭС. Проект модернизации шести первых машин станции родился в 2004 году, реализовывать его начали в 2007 году, а закончили три года спустя. Затем, в 2011 году приступили к замене еще шести рабочих колес. Модернизация восьми гидроагрегатов из двенадцати запланированных дала рост годовой выработки Братской ГЭС на 544 млн кВт/ч. В итоге отпала необходимость в производстве того же количества электроэнергии на угольных ТЭЦ, что дало снижение выбросов углекислого газа на 631 тыс. тонн в год. Цель же заключается в том, чтобы за счет замены рабочих колес на 12 машинах сократить ежегодные выбросы на 1,2 млн тонн.

Программу комплексной модернизации ГЭС Ангаро-Енисейского каскада «Новая энергия» реализует «ЕвроСибЭнерго», она затрагивает также и Красноярскую ГЭС. Цель первого этапа программы, инвестиции в который составят около 15 млрд рублей – снизить эмиссию ПГ на 2 млн тонн в год к 2018 году. Кроме замены рабочих колес, на гидростанциях будут модернизированы гидроагрегаты, трансформаторы, открытые распределительные устройства. За счет этого станции к следующему году увеличат производство экологически чистой электроэнергии на 1,5 млрд кВт/ч в год, за счет, по сути, более эффективного использования водотока. Это позволит разгрузить конденсационные «хвосты» ТЭС и снизить объемы сжигаемого топлива – причем, учитывая роль ГЭС в энергосистеме всей Сибири, не только на ТЭЦ «Иркутскэнерго», но в целом в макрорегионе. По расчетам «ЕвроСибЭнерго», частичное замещение угольной генерации позволит экономить до 800 тыс. тонн угля в год.

«Парниковые газы – одна из основных причин глобального изменения климата, и работа по уменьшению их эмиссии – важнейшая задача, стоящая на повестке дня крупнейших энергетических компаний мира, включая и нашу компанию. Россия располагает огромным потенциалом для снижения выбросов парниковых газов и развития чистой возобновляемой энергетики, что в перспективе может стать основой для перехода экономики на траекторию низкоуглеродного развития. Нам приятно быть в авангарде этого процесса», – отмечал по этому поводу генеральный директор «ЕвроСибЭнерго» Вячеслав Соломин.

Доставка рабочих колес гидроагрегатов на Братскую ГЭС

Снижение потерь 

Второе серьезное направление – ликвидация сверхнормативных потерь как электрической, так и тепловой энергии при их транспортировке. Что, естественно, позволяет снизить объемы сжигаемого топлива (в данном случае – экономить 525 тыс. тонн угля в год). За 12 лет потери сократили более чем в три раза: с 1,82 млрд кВт/ч в 2003 году до 495,9 тыс. кВт/ч в 2015-м. Ежегодные выбросы СО2 благодаря этим работам снизились более чем на 1,6 млн тонн.

Чуть меньше – 1,2 млн тонн в год – дали мероприятия по энергосбережению и повышению эффективности использования топлива. Интересные эффект дал и ввод в эксплуатацию в 2012 году группового регулятора активной и реактивной мощности (ГРАРМ) Усть-Илимской ГЭС. До этого автоматическое регулирование частоты и мощности в ОЭС Сибири осуществляла Братская ГЭС. Возможность осуществлять регулирование одновременно двумя крупными станциями позволила на прежних расходах воды вырабатывать больше энергии – плюс 23 млн кВт/ч. С замещением, как следствие, низкоэкологичной генерации ТЭЦ Сибири. Пусть даже эффект в данном случае составил всего 27 тыс. тонн СО2, само по себе решение показательно – по сути, речь шла об оптимизации использования водотока.

Симбиоз экономики и экологии


Еще одно крупное направление – закрытие неэффективных энергоисточников. Это еще и следствие борьбы за экономическую эффективность. Соображения экономии играли главенствующую роль, когда было решено закрыть 11 из 37 котельных в Иркутске, переданных «дочке» компании – ЗАО «Байкалэнерго». Взамен них теплоснабжение потребителей областного центра взял на себя единый крупный источник – Ново-Иркутская ТЭЦ. Для этого от нее на правый берег Ангары провели новую тепломагистраль, которую запустили в 2008 году. Еще раньше, в 2005 году, была закрыта ТЭЦ-3, расположенная в городе Зима. Постепенно были выведены из эксплуатации 11 котлов и на ТЭЦ-1 в Ангарске, которые работали там более полувека – после Великой Отечественной войны они поступили в качестве репараций.

В общей сложности закрытие неэффективных источников тепла привело к сокращению выбросов диоксида углерода на 1,4 млн тонн в год. Еще 1,17 млн тонн ежегодно дал вывод из эксплуатации электрических котельных. А за счет строительства и запуска в Братске двух блочно-модульных котельных, работающих на природном газе (на 5 и 25 МВт тепловой мощности соответственно) ежегодная эмиссия уменьшилась на 183 тыс. тонн. Газ – экзотическое топливо для Иркутской области, из-за слабой газификации региона. В этой связи, кстати, ответ на вопрос о переводе всех ТЭЦ «Иркутскэнерго» на газ теряется в неопределенной перспективе. Снижению на 70 тыс. тонн способствовал и реализованный проект по переводу одного из котлов ТЭЦ-7, также находящейся в Братске, на сжигание кородревесных отходов вместо угля. Определенный эффект дают и менее масштабные проекты.

Наряду с экономической эффективностью на верхних строчках в списке приоритетов «Иркутскэнерго» значится и экологическая безопасность. Затраты на ее обеспечение в последние годы только растут. Если в 2008 году они составляли чуть более 55,8 млн рублей, то уже в 2011 году – почти 119,2 млн рублей. Расходы на повышение экологической эффективности электростанций предприятия в 2015 году достигли 434,5 млн рублей. Отчасти к увеличению затрат подталкивает ужесточение природоохранного законодательства. Но лишь отчасти – нельзя сбрасывать со счетов экологическую ответственность бизнеса. В какой-то степени ей объясняется существование и развитие программы переработки золошлаковых отходов – на долю «Иркутскэнерго» приходится около 30% всей переработки такого сырья по России. Или установка более эффективных электрофильтров на котлах тепловых электростанций. А также модернизация действующего оборудования, направленная на уменьшение воздействия природу. В первую очередь за счет снижения эмиссии углекислого газа.

Еще в 2014 году компания получила стандарт соответствия системы экологического менеджмента. В декабре прошлого года Ассоциация по сертификации «Русский регистр» провела плановый аудит «Иркутскэнерго», и подтвердила, что в энергокомпании «разработана, документально оформлена, внедрена, поддерживается и последовательно улучшается система экологического менеджмента в соответствии с требованиями международного стандарта ISO 14001:2004 и национального стандарта ГОСТ Р 14001-2007». «За время функционирования системы экологического менеджмента удалось добиться общего улучшения экологических характеристик предприятия, снижения воздействий на окружающую среду в расчете на единицу выпускаемой продукции. Сегодня приоритетной задачей для нас является мониторинг и предупреждение случаев негативного воздействия производства на окружающую среду, а не на ликвидацию последствий такого воздействия», - отметил тогда Олег Причко.

Прицел – 16,5 


Одним только сокращением выбросов СО2, впрочем, снижение степени влияния объектов «Иркутскэнерго» на атмосферу не ограничивается. Тем более что сам по себе углерод – не главный по объемам выбросов загрязнитель. Так, эмиссия золы только за пять лет уменьшилась на одну пятую: с 60,4 тыс. тонн в 2010 году до 50,3 тыс. тонн в 2015 году. Эти данные содержатся в государственных докладах о состоянии и об охране окружающей среды в Иркутской области. Согласно им, за то же время выбросы оксидов азота сократились с 50,3 тыс. тонн до 41,1 тыс. тонн, а оксида углерода – с 416,2 тонны до 378,4 тонны. Активная работа идет по сокращению выбросов диоксида серы.

Ориентир для дальнейшего сокращения выбросов углекислого газа – 16,49 млн тонн в 2020 году. «Мы не намерены останавливаться и рассчитываем к 2020 году снизить выбросы парниковых газов еще на 15-20% к уровню 2015 года», – отмечал Олег Причко.

Методы достижения цели те же – программа «Новая энергия», снижение потерь в сетях, закрытие неэффективных источников энергии и замещение выработки ТЭЦ по конденсационному циклу, что требует вдвое больших затрат топлива, выработкой электроэнергии в комбинированном цикле. За счет этого, кстати, планируется дополнительно производить до 500 млн кВт/часов со снижением выбросов ПГ на 580 тыс. тонн. Будет завершена замена рабочих колес на второй шестерке агрегатов Братской ГЭС. На Усть-Илимской ГЭС, в свою очередь, рабочие колеса заменят на четырех машинах (из 16). Первое из них прибыло на станцию в апреле 2016 года, установку последнего планируют завершить в марте 2018 года.

Полное закрытие неэффективных энергоисточников мощностью 831 Гкал/ч (ТЭЦ-1, 18 котельных «Байкалэнерго», котельных северного промузла) сэкономит почти 100 тыс. тонн условного топлива с сокращением выбросов ПГ на более чем 290 тыс. тонн. В разработке у компании – проекты закрытия низкоэкологичного Шелеховского участка Ново-Иркутской ТЭЦ (346,7 Гкал/ч), а также перевода угольной котельной в Братске (267 Гкал/ч) на газовое топливо. В целом за счет этого направления «Иркутскэнерго» рассчитывает сократить выбросы ПГ более чем на 500 тыс. тонн.

В целом, если посмотреть на план действий «Иркутскэнерго», станет ясен грамотный подход энергоугольного гиганта к достижению глобальной цели – аккуратно, последовательно, планомерно, короткими шагами и точечными решениями.

Текст подготовил Егор Щербаков (Иркутск).


«Филиал ада» на Земле

В ноябре 2016 года Иркутск посетил известный писатель-фантаст Леонид Каганов. Энергетики устроили ему экскурсию на Ново-Иркутскую ТЭЦ, о которой Каганов подробно рассказал в собственном блоге. «Я раньше представлял себе угольную ТЭЦ как филиал ада: все по колено в копоти, у котлов суетятся рогатые фигуры, звучит сирена и матюгальник под потолком цеха хрипло орет «чертям 13-го блока срочно собраться у первого котла!» И я был уверен, что угольная ТЭЦ — это совсем прошлый век и должна умереть. Все оказалось не совсем так.

Угольная ТЭЦ (по крайней мере, Ново-Иркутская), несмотря на то, что она старая, достаточно современное и хорошо организованное предприятие — с хорошей дисциплиной и хорошими технологиями. Никакой грязи в воздух не летит — современные очистные фильтры с помощью электростатики и прочих технологий удаляют загрязнения. Территория вокруг ТЭЦ за десятилетия работы тоже не покрылась пеплом — это вполне зеленый уголок. Я не про территорию самой ТЭЦ, где вообще парк и дендрарий, а про окружающую местность. Никакого дыма в небо тоже не поднимается — немного парят градирни, но это градирни, там испаряется вода, а не выходят печные трубы. Золоотвалы (шлак из печей) я не видел, но говорят, что эта проблема тоже надуманная: спекшийся шлак достаточно ценное сырье — он идет и на строительство дорог, из него получают разные вещества, в том числе золото (!), в общем, нет такой проблемы, куда его девать в огромных количествах: разбирается по нуждам в процессе появления.

Короче говоря, к своему великому удивлению я выяснил, что угольная ТЭЦ — это совсем не так страшно, как мне казалось, а достаточно высокотехнологично. И внутри там действительно очень чисто, несмотря на мельницы, котлы, уголь и мазут. На обычном заводе и то грязнее».

Ниже вы можете посмотреть выборочные фото из галереи, сделанной самим Кагановым в ходе экскурсии.


Леонид Каганов (на переднем плане) перед началом экскурсии по Ново-Иркутской ТЭЦ