21 Ноября 2016

Мониторинг №1: Итоги Марракеша – какой будет политика Трампа и особый путь России

Поделиться в социальных сетях
Давайте подождем, что сделает Трамп

Переговоры в Марокко были посвящены различным вопросам, так или иначе связанным с реализацией Парижского соглашения по климату, которое вступило в силу 4 ноября и со временем должно прийти на смену Киотскому протоколу. 12 декабря прошлого года Соглашение подписали 195 стран-участников, в том числе и Россия, которые условились не допустить повышения средней температуры на планете более чем на 2 градуса Цельсия к 2100 году. Менее трех месяцев назад Китай и США, крупнейшие в мире источники выбросов парниковых газов, согласились ратифицировать Парижское соглашение. Конференция в Марокко стала первой конференцией ООН по изменению климата после официального вступления Соглашения, и была в основном сосредоточена на разработке норм и порядке выполнения этого исторического документа.

Но главной темой дискуссий в Марокко, по данным различных СМИ, стала победа на выборах президента США, прошедших 8 ноября, миллиардера Дональда Трампа. Он вступит в должность 20 января 2017 года. Как пишетгазета «Коммерсант», «победа Дональда Трампа стала важнейшим внешним событием для климатических переговоров в Марокко. В последние годы активная политика администрации Барака Обамы была одной из причин успехов международной климатической политики, в том числе быстрого принятия Парижского соглашения и его ратификации. Внутри США, даже несмотря на то что «План чистой энергетики» до сих пор заблокирован Верховным судом, активно развивается возобновляемая энергетика (сейчас США — вторая в мире страна по установленной мощности ветрогенерации и четвертая — по солнечной энергетике). Но Дональд Трамп — один из оппонентов как теории изменения климата в целом (он называет ее глобальным китайским заговором против США с целью разрушить американское промышленное производство), так и Парижского соглашения. В центре заявленной климатической политики Трампа лозунги в духе «Америка первым делом», в ее рамках «драконовские климатические правила» будут отвергнуты, а США вновь развернет добычу угля, нефти и газа».

Многие страны опасаются, что США при новом президенте из активного сторонника Парижского соглашения превратится в активного же противника этого глобального процесса. Поэтому в Марракеше звучали различные заявления, так или иначе адресованные Трампу. Так, президент Франции Франсуа Олланд призвал избранного президента США «уважать Парижское соглашение» и соблюдать ранее принятые обязательства по вопросам изменения климата на планете. Его выступление стало самым «резким» по отношению к Трампу, другие лидеры были более сдержанны.

По данным Associated Press, в целом представители стран, участвующих в конференции по климату, «заняли выжидательную позицию» по отношению к планам нового президента США. На конференции не было принято конкретных резолюций относительно предвыборных заявлений Трампа, в которых он угрожал вывести страну из Парижского соглашения. Но большинство представителей стран-участниц конференции отметили, что подписание этого документа является «необратимым» и его соблюдение им видится обязательным для всех стран. Так, с подобным заявлением выступили министр охраны окружающей среды Южной Африки Эдна Молева, представитель Бразилии Хосе Антонио Маркондис де Карвальо, представитель Китая Се Чженьхуа.

В целом около 200 государств высказались в поддержку Парижского соглашения. «Мы призываем к наивысшей политической приверженности делу борьбы с климатическими изменениями и признанию их внеочередного приоритета»,— цитирует AFP заявление стран. Также участники переговоров ООН одобрили рабочий план по реализации Соглашения и договорились о встрече в 2017 году для «оценки прогресса».

Не обошлось и без казусов. Так, замминистра иностранных дел Китая Лю Чженьминь заявил в Марракеше, что на самом деле именно предшественники Трампа – республиканцы – почти три десятилетия назад запустили переговоры по изменению климата, пишет The Guardian. «Если посмотреть на историю переговоров по проблеме изменения климата, на самом деле создание Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) было инициировано при поддержке республиканцев во время администрации Буша-старшего и Рейгана в 80-е годы прошлого века», — отметил он. Таким образом Чженьминь отверг все обвинения Трампа в том, что проблема изменения климата является «китайской подделкой», призывая избранного президента США к «мудрым решениям».

Стоит также отметить, что представители действующей администрации США, в том числе и госсекретарь Джон Керри, в Марокко не комментировали возможные изменения в климатическом курсе будущего президента. В своей речи Керри высказывал лишь надежды на то, что движение к низкоуглеродному будущему остановить уже не удастся. Более того, США (наряду с Германией, Канадой и Мексикой) стали одной из первых стран мира, представивших в Марокко предварительный план низкоуглеродного развития страны до 2050 года, в рамках которого прописываются различные стратегии снижения выбросов на 80% от к 2050 году. Другие же отмечали, что любые действия Трампа, в том числе и самые резкие, вряд ли сильно повлияют на развитие событий. Поскольку основным драйвером климатической политики сейчас выступают экономические и бизнес-интересы. «Громкие заявления — это одно, а реальная жизнь идет своим чередом. В возобновляемой энергетике в США занято больше сотрудников, чем в нефтегазе, много производства внутри страны, что Трамп также поддерживает», — говорит, к примеру, директор Института энергоэффективности в строительстве Владимир Сидорович (цитата по газете «Коммерсант»).

Лучше же всего позицию в отношении Трампа выразил глава Всемирного банка (ВБ) Джим Ен Ким. «Я слышал, что он (Трамп) говорил в ходе кампании. Но я надеюсь, что он прислушается, например, к своим военным руководителям. Военные руководители абсолютно недвусмысленны — изменение климата реально и является угрозой. Так что я надеюсь, что президент Трамп прислушается к мировому сообществу, и особенно к тем, кто прямо перед собой видит изменения климата», — заявил глава ВБ, выступая в четверг в Вене на организованной министерством финансов Австрии дискуссии «Глобальные вызовы благополучному будущему». Он добавил, что «как и остальные в ожидании увидеть, что он (Трамп) будет делать, с учетом, насколько различные обещания он давал, какие из них были символическими, какие — буквальными».

Учены же представили варианты развития событий. В докладе Международного энергетического агентства (МЭА), который был представлен на прошлой неделе, описывается два основных сценария развития ситуации с выбросами углекислого газа и глобальным потеплением на ближайшие десятилетия. В первом сценарии предполагается, что мировые лидеры будут придерживаться соглашения, достигнутого в прошлом году в Париже на Всемирном климатическом саммите ООН. Во втором сценарии – что никакие реальные меры не будут предприняты, соглашение проигнорировано, и это приведет к повышению выбросов углекислого газа на 36% к 2040 году. Тем не менее, в МЭА отмечают, что отказ всех стран, подписавших Парижское соглашение по климату, выполнять свои обязательства представляется маловероятным. Даже самая большая энергетическая компания США - Exxon Mobil – на прошлой неделе назвала Парижское соглашение «важным шагом правительств стран мира на пути к решению серьезной проблемы угрозы изменением климата». Поэтому в МЭА отказались высказывать предположения о том, как именно может развернуться политика Трампа. «На данный момент рассуждения о том, какой может быть эта политика, являются преждевременными. Мы будем ждать объявления реального плана и его исполнения»», - сказал Фатих Бирол, исполнительный директор МЭА.

Особый путь России

Другой аспект климатической конференции в Марокко касается уже России. Наша страна подписала Парижское соглашение по климату, но ратифицировать его пока что не собирается – как минимум, до 2019-2020 годов. При этом документ уже ратифицировало более ста стран, а Россия — пятая в мире по объемам выбросов парниковых газов. Поэтому выступление советника президента РФ по вопросам климата Александра Бедрицкого на климатических переговорах COP22 оставило двойственные впечатления.

Бедрицкий заявил, что Россия не рассматривает отказ от углеводородов в качестве способа снижения выбросов парниковых газов в среднесрочной перспективе. По его мнению, «необходимо искать новые рецепты с учетом текущей и прогнозируемой экономической ситуации, социального-экономического развития, учитывать национальные особенности и интересы страны. В частности, учитывать роль и потенциал энергосбережения, природного газа, применение инновационных низкоэммисионных технологий использования угля, метана, создания новых свойств материалов. Кроме того, требуется активизация деятельности государства в направлении частно-государственного партнерства в области низкоуглеродного, устойчивого к изменению климата, развития».

Бедрицкий отметил, что в России около 40% электроэнергии уже сейчас вырабатывается из безуглеродных источников – АЭС и ГЭС. При этом для России технологии возобновлямых источников энергии особенно важны для обеспечения электроэнергией отдаленных, изолированных от единой энергосистемы районов. «Зеленая» энергетика не только решает вопросы доступа к энергии, но и обеспечивает низкий углеродный след российской продукции, производство которой связано с использованием безуглеродной энергии. «Россия расценивает вступление в силу Парижского соглашения как хороший стимул и возможность выйти эволюционным путем на траекторию устойчивого к изменению климата низкоуглеродного развития», - отметил советник президента.

Он также подчеркнул, что необходимо, в первую очередь, обеспечить прозрачность реализации Соглашения, согласовать характеристики информации, касающейся заявляемых государствами обязательств (NDC). Приоритетное значение приобретает запуск рыночных и нерыночных механизмов сокращения выбросов парниковых газов. Это важно для предотвращения нарушения конкурентной среды и противодействия переносу грязных производств из одних стран в другие в ущерб достижению целей устойчивого развития.

«Напрягаться и форсировать события, накладывая на отечественный бизнес серьезные обязательства по сокращению выбросов, правительство не будет… Выработка электроэнергии крупными ГЭС в России снижается, не растет и атомный сектор, что объясняется нерешенными пока проблемами с хранением и переработкой радиоактивных отходов от ядерных реакторов. Энергетика России продолжает зависеть от ископаемого топлива и, судя по стратегии развития ТЭК (которая все еще находится на стадии черновика), доли нефтегаза и угля будут расти, а значит, могут расти и выбросы парниковых газов. Пока выбросы удается снижать за счет замещения доли угля и нефти природным газом, но потенциал ведь не бесконечен… Тем не менее правительство РФ в начале ноября подписало «дорожную карту» ратификации Парижского соглашения по климату в ближайшие два-три года. За это время нужно оценить последствия ратификации для экономики, разработать стратегию долгосрочного низкоуглеродного развития, создать модель государственного регулирования выбросов парниковых газов. Реально же Россия движется к зеленой экономике больше на словах. Дмитрий Медведев, в бытность президентом, утвердил в 2009 году Климатическую доктрину России, но она так и не стала сигналом для правительства и бизнеса. Россия также подготовила национальный план по сокращению выбросов парниковых газов к Парижской климатической конференции год назад. По плану, к 2020 году нам нужно прийти к объему выбросов 75% от уровня 1990 года… В июне 2017 года должны утвердить методику учета выбросов. Отчитываться по выбросам будут сначала крупные предприятия, а потом и средние. Учет выбросов парниковых газов в стране станет обязательным к концу 2018 году. К этому времени будет готов и законопроект о государственном регулировании выбросов. Насколько действенными окажутся эти меры, будут ли они стимулировать обновление национальной экономики, сидящей на нефтегазовой игле, предсказать, к сожалению, невозможно», - пишут в СМИ.

«Мне кажется, что если это не попытка ревизии Парижского соглашения задним числом, то по крайней мере очень специфическая его трактовка. Вместо сокращения выбросов парниковых газов до нуля — энергосбережение, вместо устойчивого развития и смягчения изменений климата — устойчивое к изменению климата развитие на опушке леса, поглощающего и удерживающего углерод и тем самым защищающего нас от любых климатических напастей. Главный же волнующий нас вопрос — не как удержать рост температуры, а кто и как будет проверять отчеты, расчеты и контролировать соблюдение», - заявил газете «Коммерсант» директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин. «Кроме того, даже если мы не рассматриваем отказ от углеводородов в качестве способа выполнения наших обязательств по сокращению выбросов, то остальные страны рассматривают, и, значит, спрос на наши углеводороды будет неизбежно падать — если не завтра, то уж в долгосрочной перспективе, а потом будет падать спрос на любую продукцию, произведенную с использованием энергии из углеводородного топлива, и, значит, никакого выхода, кроме как уход от углеводородного топлива, у нас нет».

Ярче всего «особый путь» России в светлое низкоуглеродное будущее подтвердили две антинаграды «Ископаемое дня», выданные нашей стране в Марокко коалицией неправительственных организаций Climate Action Network (объединяет более 1200 экологических групп из 120 стран мира). Эта награда присуждается национальным делегациям за наиболее деструктивное поведение на переговорах. Россия удостоилась сразу двух антинаград. Одна из них была присуждена за пропаганду использования атомной энергетики для борьбы с изменением климата, а вторая –как раз за приверженность к использованию ископаемого топлива.

В Марокко также были представлены очередные итоги Climate Change Performance Index. В нем всего 58 стран, и РФ с 2011 года находится в «красной» зоне с очень плохими результатами – по итогам этого года на 53 позиции «с небольшой тенденцией к росту выбросов по сравнению с прошлым годом». «Барьером для продвижения в рейтинге для России являются низкие обязательства по снижению выбросов и малая доля ВИЭ в энергогенерации».

Примечательно, что другие «нефтяные» страны ведут себя иначе. Так, министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех, выступая в Марракеше, заявил, что его страна планирует увеличить инвестиции в чистую энергетику, а также удвоить производство природного газа. «Мы будем меньше полагаться на нефть в производстве электричества, будем в основном использовать природный газ, атомную энергию и, по возможности, возобновляемые источники энергии», - приводит его слова ТАСС.

На самом деле, в мире еще нет единства в климатических вопросах. Согласно исследованию Лондонской школы экономики, которое было обнародовано в Марракеше, такие страны G20, как Турция, Канада, Аргентина, Саудовская Аравия, Турция и США не выполняют условия Парижского соглашения и не принимают указанные в документе меры. Эксперты заметили, что указанным государствам не хватает законодательной базы, направленной на защиту экологии и климатических норм. В то же время такие государства, как Германия, Китай, Италия, Франция, Бразилия, Великобритания, также входящие в G20, проводят необходимые меры и в целом идут по пути реализации Парижского соглашения по климату, заметили исследователи.

Первый заместитель главы китайской делегации на конференции в Марокко, заместитель министра иностранных дел КНР Лю Чжэньминь в интервью Синьхуа выразил надежду на то, что участники конференции в кратчайшие сроки достигнут «сбалансированного и всестороннего» заявления о действиях. Сторонам следует на основе Рамочной конвенции ООН об изменении климата твердо придерживаться принципов справедливости, «общей, но дифференцированной ответственности» и собственных возможностей, а также углублять взаимное доверие. Китай, по словам Чжэньминя, не отступится от своих обязательств по противодействию климатическим изменениям, продолжит упорядочивать структуру производства и потребления и содействовать развитию «зеленой» экономики. Лю Чжэньминь рассчитывает на то, что все страны сильнее сплотятся и совместно поддержат процесс управления глобальным климатом.

При подготовке мониторинга проанализировано порядка 30 источников.