26 Декабря 2016

Мониторинг №6: Путин про будущее угля, Парижское соглашение и экологию

Традиционная пресс-конференция президента России Владимира Путина не обошлась без вопросов по климатической повестке. Их было два, и, что интересно, ответы на них должны понравиться как экологам и апологетам Парижского соглашения, так и фанатам угольной энергетики.
Поделиться в социальных сетях

И нашим, и вашим

Первый вопрос задал Сергей Лисовский, главный редактор питерской газеты «Общество и экология». 27 декабря должно состоятся заседание Госсовета по теме «экологическое развитие России для будущих поколений». «Это впервые звучит так в идеологии на официальном уровне, что экология – для будущих поколений», - не скрывал радости Лисовский. Получив приглашение на Госсовет лично от президента, он спросил почему-то о другом: «Не провалят ли чиновники предстоящий Год экологии?.. Я на своем опыте вижу, что 2013 год, который Вы также объявляли Годом экологии, был фактически провален чиновниками в тот период».

Затем Лисовский вошел в раж, и выдал длинную тираду, в которой содержались не вопросы, а предложения. Например, открыть при посольствах РФ экологические отделы, которые бы занимались внешним продвижениям экологической политики страны – потому что Запад «отошел от экологии» и «занимается всем чем угодно – манипуляциями, разведением войн, революций по всему миру», но только не «устойчивым развитием». Затем питерский журналист зачем-то прошелся по российскому телевидению: «Там можно увидеть что угодно – шоу, гламур, он и так разрушает сознание молодежи». Он уверен, что программная сетка должна содержать «экологические передачи, патриотические передачи». «Они бы изначально формулировали такое целостное мировоззрение у человека, что нам бы не пришлось бороться с разными последствиями – коррупцией, еще какими-то нехорошими делами, то есть люди были бы более здоровы, по сути дела», - закончил челобитную Лисовский.

Владимир Путин в своем ответе вынужден был пройтись по всей витиеватой цепочке мыслей журналиста из родного для себя города. Правда, в итоге не смог этого сделать, оставив предложения Лисовского без комментариев. Зато президент защитил Запад, который журналист обвинил в том, что «они мало делают»: «Я не соглашусь с Вами в том, что в западных странах, в США, в Европе, меньше, чем раньше, заботятся о сохранении природы. И лучшее доказательство тому – это усилия президента Франции по поводу принятия Парижских соглашений по сокращениям выбросов в атмосферу. Франция проделала колоссальную работу по этому направлению, и проделала ее не без успеха».
«Мы договорились – это был сложный процесс, – договорились по ограничению выбросов. Россия, как известно, взяла на себя достаточно жесткие обязательства, и не сомневаюсь, что мы их выполним. Насколько будут выполнять другие страны, мне пока сложно сказать», - отметил Путин. Добавив, что «мы должны еще заняться вопросами имплементирования этих договоренностей». «В практическом плане мы к этому готовы. Мы должны посмотреть, как технологически будут складываться договоренности по осуществлению парижских соглашений, но мы будем это делать», - отрезал президент РФ.

Ответ вряд ли вдохновит тех, кто ратует за скорую ратификацию Парижского соглашения Россией – по плану правительства РФ, как известно, это случится не ранее 2019-2020 годов. И то после подготовки специального доклада президенту о целесообразности самой ратификации. Пока же в России планируют разработать систему госрегулирования выбросов парниковых газов, а также определиться с формой углеродного регулирования. Так что для экологов и апологетов парижских договоренностей ответ Владимира Путина – просто повтор общих слов в стиле известного героя бессмертной комедии «Иван Васильевич меняет профессию»: «Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами. Зайдите на недельке».

Президент России Владимир Путин
В рамках внутренней политики России «экология была и, безусловно, останется одной из важнейших составляющих всей нашей работы», также заявил Владимир Путин. «Мы должны будущим поколениям оставить процветающую в смысле экологии страну. Меня очень беспокоит и загрязнение, очень беспокоят огромные свалки… Другое направление – сохранение лесов. Здесь точно не обойтись без изменений в действующей нормативной базе. Нам нужно, конечно, и лесотехнический комплекс обеспечить сырьем, и работой людей, которые трудятся в этой сфере. Но не меньшую заботу мы должны проявить по направлению сохранения лесов. Потому что, если мы этого не будем делать, если мы не будем заботиться о лесах и парковых зонах в населенных пунктах, вокруг крупных городов, у нас скоро вообще ничего не останется, потому что вытаскивать лес из этих мест легче всего, дешевле всего – там дороги, инфраструктура», - заявил президент России. И тут же поблагодарил всех экологов в лице Лисовского за то, что «в лес лазают, топоров не боятся»: «Это такая боевая, на самом деле, работа. Очень надеюсь, что мы будем с вами вместе ее продолжать».

Вопрос про уголь, естественно, задал журналист из Кемерова Андрей Желтухин. Его, как он сам признался, «беспокоит развитие угольной отрасли Кузбасса». «Сегодня бытует мнение, что уголь – это грязное топливо, его использование негативно влияет на экологическую обстановку и от него необходимо отказаться. Но никто не хочет слышать о новых технологиях. А ведь современные угольные станции полностью улавливают вредные выбросы. Каково ваше мнение о дальнейшей судьбе кузбасского и российского угля?».

Ответ президента для Кузбасса прозвучал слаще звука трубы архангела Гавриила. «Что касается угля и будущего этого первичного источника энергии. Все говорят о необходимости перехода на альтернативные виды топлива. Кстати говоря, и Россия работает по этим направлениям, в том числе и по водородному топливу, по ветрякам, по солнечной энергетике, мы всеми этими вопросами занимаемся. Я недавно был на одном из предприятий «Роснано», там активно внедряют эти современные технологии, рассчитанные на будущее», - начал Путин.

Но тут же оговорился, что Еврокомиссия уже «приняла решение снизить субсидии по этим направлениям». «Почему? Потому что это очень дорого. Безусловно, нужно совершенствовать эти технологии. Но на сегодняшний день это довольно дорогое удовольствие, и они совершенно точно проигрывают традиционным видам топлива. Не только для шахтеров, но и для других коллег могу сказать, что в мире на сегодняшний день угля используется больше, чем нефти и газа вместе взятых. Вместе взятых – не знаю, но совершенно точно больше, чем газа. По-моему, даже больше, чем нефти и газа. То есть уголь продолжает быть важнейшей составляющий мировой энергетики», - дал свой прогноз президент России.

Однако добавил, что нужно «делать эту составляющую более экологичной, использовать те же самые новейшие технологии». «Я знаю, что Кузбасс идет по этому пути. Многие промышленные предприятия и в мире, и у нас приходят к высокотехнологичной переработке, создавая новые продукты, в том числе и угольную пыль, которая используется непосредственно в большой энергетике. Я уверен, что если мы будем двигаться по этому пути, то и Кузбасс, и других наших шахтеров ждет хорошее перспективное будущее и хорошая загрузка. Это, разумеется, связано и с развитием всей нашей российской экономики, и мировой, в том числе металлургической промышленности», - заявил президент.

О том, как Кузбасс загодя исполняет заветы президента РФ, сайт администрации Кузбасса сообщил молниеносно. Отчитавшись и об очистных сооружениях, и о переводе шахтной техники с дизеля на газ, и о добыче метана. Отчет можно посмотреть вот здесь.

А портал «АИС» выпустил статью с говорящим заголовком «Почему Путин похоронил альтернативную энергетику» (без знака вопроса). Корреспондент Серго Микоян послушал немецкое радио Deutsche Welle, которое, по его мнению, «попыталось опровергнуть слова Путина о нерентабельности альтернативной энергетики». «Германские журналисты заявили, что бюджетная поддержка этой отрасли в Европе сворачивается не потому, что это слишком дорого, а в виду того, что альтернативные электростанции, якобы, уже могут существовать без посторонней помощи». Доля ВИЭ в производстве электроэнергии в ЕС к 2030 году должна возрасти с нынешних 29% до 50%. «Но на пути к этой цели ЕК впредь намерена больше опираться на рыночные механизмы, а не на субсидии» - сообщило также немецкое радио.

Дальше журналист привел расчеты, по которым «после многолетних накачек субсидиями» себестоимость производства солнечной энергии в ЕС вроде бы упала до 76 долларов за МВт, тогда как для традиционных ТЭЦ она составляет 67 долларов за МВт. Но фишка в том, что в эту стоимость не включается стоимость арендованных площадей земли под размещение солнечных панелей, не вносятся аммортизационные и утилизационные расходы и многое другое. «А самое главное – игнорируется нерегулярность выработки солнечных и ветровых электростанций. То есть солнечная панель, пока работает, имеет (в начале) относительно приемлемую стоимость энергии. Только вот в течение года работает она от 50% времени (в Африке) до 15% в США и до 7% в Австрии. Увы», - резюмирует издание.

И далее заявляет, что в реальности себестоимость солнечной энергии сейчас не менее 270-300 долларов за МВт. «Все ученые и инженеры эти расклады прекрасно знают, но пипл с подачи политиков и журналистов хавает сказку о чудесной, безвредной и выгодной (!) альтернативной энергетике. Акулы бизнеса, понятно, в сказки не верят, но охотно им поддакивают, поскольку триллионами гребут субсидии на альтернативную энергетику… Слава Богу, что до России этот альтернативный маразм не докатился. Так что мы можем взять пакет семечек или попкорна и спокойно наблюдать за ситуацией в Европе», - пишет Серго Микоян, радуя читателей виртуозным владением разговорным языком.

Примечательно, что мировые СМИ на прошлой неделе сообщали: солнечная энергия стала самым дешевым видом ВИЭ. Последние данные от одного из двух ведущих поставщиков финансовой информации для профессиональных участников финансовых рынков Bloomberg New Energy Finance (BNEF) показывают, что строительство СЭС в развивающихся странах в настоящее время дешевле, чем ВЭС. Более того, солнечная энергия также оттеснила ископаемое топливо. Несубсидированные солнечные установки «в большем масштабе» становятся все более конкурентоспособными, чем природный газ и уголь, сообщает Bloomberg. «Общий переход к чистой энергии может быть дорогим в более богатых странах, где спрос на электроэнергию постоянный, и новым солнечным электростанциям приходится конкурировать с существующими миллиардными угольными и газовыми предприятиями. Но в странах, где в короткие сроки устанавливают новые мощности по производству электроэнергии, «возобновляемые источники энергии превзойдут любые другие технологии даже без субсидий», - сказал председатель BNEF Майкл Либрейх. Как прогнозирует Bloomberg, тенденция не изменится: развивающиеся страны будут продолжать производить энергию с помощью возобновляемых источников. В то же время в ближайшие годы каменный уголь и природный газ будет продолжать играть ключевую роль в борьбе с энергетической бедностью для миллионов людей.

Альтернативные источники энергии – российский путь 



«Российская газета» в спецвыпуске попыталась предсказать, как может трансформироваться структура генерации энергии в России через четверть века. Россия до 2040 года продолжит занимать первое место в мире по экспорту газа, второе по нефти и третье по углю. «Но при этом ТЭК, даже наращивая абсолютные объемы производства, уже будет не в состоянии обеспечивать роль основного драйвера экономического роста. Ожидается снижение вклада энергетики в произведенный ВВП в 1,8-2,4 раза; более чем двукратное уменьшение доли экспорта энергетических ресурсов в ВВП», - отмечается в статье.

В материале «Зеленые» источники укрепляют позиции на рынке» РГ дает прогноз и о судьбе ВИЭ в России – они «будут востребованы в удаленных и изолированных энергосистемах». «На предприятиях, где используется мазут и дизель, стоимость выработки электроэнергии уже и так высока. Она сопоставима с тем самым «зеленым» тарифом, который нужен для развития возобновляемых источников энергии. Замена котельных, работающих на привозном жидком топливе, на биогазовые станции или солнечные установки в таких местах может привести даже к снижению цен на электроэнергию. В качестве примера можно привести проекты по установке солнечных электростанций в «Сахаэнерго», Оренбургской ТГК, на Красноярской ГЭС. Биогаз – это едва ли не единственный возобновляемый источник энергии, который способен обеспечить стабильную выработку. В России, где распространены большие животноводческие хозяйства, он имеет громадные перспективы», - заявил газете председатель комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин.

Доля ВИЭ в глобальной генерации России пока незначительна, если не считать крупные ГЭС. Согласно данным Росстата, установленная мощность объектов генерации ВИЭ на конец 2015 года составила 906,3 МВт. «Существенную роль ВИЭ начнут играть в тот момент, когда создание локальных источников для существующих или новых промышленных или коммерческих объектов окажется выгоднее и надежнее использования традиционных источников, как это уже происходит в удаленных регионах страны. Дальнейшее снижение стоимости установок ВИЭ и экологические проблемы, связанные с существующей угольной генерацией, в определенный момент могут переломить ситуацию и в традиционно избыточных регионах», - заявил газете Сергей Дайман, старший менеджер отдела услуг в области устойчивого развития компании EY.
В этом же спецвыпуске губернатор Ульяновской области Сергей Морозов заявил, что его регион «определил свое отношение к альтернативной энергетике».
 «Мы хотим ее развивать на своей территории. И поставили амбициозную задачу к 2025 году получать до 30 процентов электроэнергии за счет альтернативных источников», - сказал Морозов.

Напомним, именно в Ульяновской области финская Fortum в сотрудничестве с «Роснано» собирается построить первый в России оптовый ветропарк мощностью 35 МВт.
По оценке Морозова, этот проект будет способствовать улучшению экологической обстановки в регионе. «Каждый мегаватт установленной мощности возобновляемых источников энергии позволяет сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 900 тонн в год. Сегодня это очень важно. В экономически развитых странах есть программа выведения объектов старой неэффективной энергетики, работающих на угле и мазуте. Ни для кого не секрет, что они имеют низкий КПД, загрязняют окружающую среду, а производимая ими энергия имеет высокую себестоимость. Отказ от неэффективных и неэкологичных мощностей, переход к возобновляемым источникам энергии – это наше будущее». Пожалуй, Морозов стал первым российским губернатором, столь открыто и четко высказавшим свою позицию в отношении ВИЭ.


Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов
При подготовке мониторинга проанализировано порядка 25 источников.