28 Марта 2017

«Бороться надо с метаном, а не с углем»

Авторитетный эколог Кузбасса — о том, по каким направлениям в этом индустриально развитом регионе должна вестись борьба с глобальным потеплением климата.
Поделиться в социальных сетях
Начнем с глобального: «парниковый эффект». За последние 40 лет содержание СО2 увеличилось на 30-40%, до 0,04% в атмосфере. Большинство ученых предполагает, что за следующие сто лет температура на Земле повысится в среднем на 3 градуса по Цельсию (за предыдущие сто лет повышение температуры составило 0,5 градусов по Цельсию). Всем известно, что не только углекислый газ способен вызвать «парниковый эффект», существует еще ряд газов с более высокой способностью поглощения тепловой радиации. Это метан, который в большом количестве выделяется при добыче угля, хлорфторуглероды, а еще озон, закись азота. Глобальное потепление неизбежно вызовет таяние вечной мерзлоты и заболачивание огромных тундровых пространств. А болота являются основным поставщиком метана в атмосферу: народное название метана – болотный газ.

Стоит подчеркнуть, что для природы потепление или похолодание никакой роли не играет. Изменится соотношение воды и суши, сместятся границы климатических поясов, изменится характер растительного покрова и животного мира. 30 тыс. лет назад человеку тоже было практически безразлично, он мог перемещаться в любую сторону. Сейчас человечество зажато в государственных границах. И климатическая катастрофа (например, затопление территорий при потеплении климата) в одной части планеты не позволит свободно переместиться в другие части.

Снижать поступление СО2 в атмосферу нужно, но пока деятельность человека не является настолько глобальной, чтобы вызывать процессы потепления и даже способствовать им. В океанах углекислого газа в 100 раз больше, чем в атмосфере. Растворимость газа в воде уменьшается при повышении и увеличивается при понижении температуры воды. Бесконечным донором СО2 являются известняки. На Земле триллионы тонн сухого органического вещества, большая часть его сгнивает (с образованием СО2), что так же во много раз превышает количество сжигаемого человечеством топлива. Безусловно, большая часть углекислого газа тут же используется в процессе фотосинтеза. Но чем больше уничтожается растительного покрова, тем больше остается «свободного» СО2. Снижать отрицательное для человека воздействие глобального потепления можно, только сохраняя девственные участки природы и восстанавливая нарушенные.

Стоит напомнить, что результаты как Монреальского, так и Киотского соглашений оказались для атмосферы Земли практически нулевыми. Монреальский протокол, например, положил конец производству и использованию хлорфторуглеродов. Прошло уже 15 лет, а разрушение озонового слоя не только не остановилось, но и нарастает, причем не равномерно, а по своим, не зависящим от человечества, причинам. Получается, зря остановили выпуск фреона по всему миру, отдав монополию на производство его заменителя американской компании? Что наводит на мысль о недобросовестно проведенной акции по спасению человечества, преследовавшей вполне корыстные цели. И Парижское соглашение по климату – это геополитическая игра. Не торопятся ратифицировать его многие развитые страны, лишь только риски оценивают.

Теперь о Кемеровской области.

Кузбасс – один из наиболее индустриально развитых регионов в РФ. Здесь находится 1560 предприятий, загрязняющих окружающую среду. В том числе 21 предприятие черной и цветной металлургии, 137 предприятий угледобычи и переработки угля, 19 предприятий теплоэнергетики, 14 – химии, 88 машиностроительных и металлообрабатывающих заводов, 194 компании из стройиндустрии, а также организации железнодорожного и автомобильного транспорта, сельского хозяйства и т.д. Основной вклад в загрязнение вносят металлургия (43%), энергетика (22%), топливная отрасль (12%) и прочие (23%). Общее количество выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в Кузбассе превышает 1200 тыс. тонн. А это значит, что на каждого жителя Кемеровской области приходится около 400 кг выбросов.

Угольные пласты Кузбасса содержат около 13 трлн кубометров метана. Этот газ освобождается при добыче угля, поэтому ежегодно в атмосферу выбрасывается 5,6 млрд кубов метано-воздушной смеси. Возле Анжеро-Судженска на месте неглубокого залегания угольных пластов метан просачивается сквозь почву, вызывая гибель живого вещества почвы и растений. Сокращение выброса одной тонны метана равносильно сокращению 21 тонны углекислого газа. Эффективность фреонов в удерживании тепловой энергии еще выше, чем у СО2 – в 10 тыс. раз.

Для Кемеровской области борьба с глобальным потеплением должна идти по следующим направлениям:
  • Уменьшение выбросов ПГ, но, прежде всего, метана;
  • Активное использование шахтного метана;
  • Увеличении молодых лесных насаждений, поскольку только они активно депонируют углерод (старовозрастные насаждения практически на это уже не способны);
  • Активная рекультивация нарушенных земель.
Можно было бы остановиться на этих направлениях подробнее, но это все-таки – прерогатива угольщиков и металлургов. Они должны рассказать, что они озеленили, как построили котельные на метане и т.д. Мне хотелось бы осветить другой важный момент. В Кемеровской области остро необходимо упорядочить перевод земель из сельскохозяйственных и лесных в земли, пригодные для добычи полезных ископаемых. На слуху примеры, когда экологически чистые районы области подпадают в зону интересов добычи угля открытым способом. В прошлом году тревожные сигналы шли из Новокузнецкого района. Люди опасались, что что под очередной разрез и полигон для складирования техногенных отходов будет отдана территория, где проходит трасса «Новокузнецк – Таштагол», имеющая федеральное значение. Поскольку была информация, что угольщики, заинтересованные в разработке месторождения, ведут активную работу по выкупу сельскохозяйственных паев у местных жителей.

Увы, это уже не первый случай, когда мы сталкиваемся с проблемой использования земель сельхозназначения и лесного фонда, перевода их в другие категории для добычи полезных ископаемых. Дело в том, что эти решения принимаются на федеральном уровне и зачастую не учитывают специфику конкретных территорий. Чтобы этого избежать, следует внести изменения в соответствующие нормативно-правовые акты и начать согласовывать выдачу лицензий на уровне региона.

И по рекультивации земель. На территории бывшего Беловского цинкового завода необходимо провести независимую экологическую экспертизу, поскольку объект может представлять высокую опасность для населения. Дело в том, что рекультивация, проведенная на предприятии, свелась лишь к высадке зеленых насаждений. Поэтому мы обратились в прокуратуру области с требованием – провести проверку качества и объемов исполнения работ по ликвидации накопленного экологического ущерба на территории завода. Если наши опасения подтвердятся, мы будем настаивать на мерах прокурорского реагирования.
Андрей Куприянов доктор биологических наук, директор Кузбасского ботанического сада ФИЦ УУХ СО РАН