23 Мая 2017

«Многое в развитии ВИЭ зависит от госполитики»

Дмитрий Пигарев из Центра экономического прогнозирования АО «Газпромбанк» говорит о том, что на фоне объемов текущего потребления электроэнергии в мире потенциал возобновляемых источников выглядит космическим. Сектор будет расти, но ключевой вопрос – насколько ВИЭ можно рассматривать как бизнес?
Поделиться в социальных сетях
Возобновляемая энергетика стала трендом. Скорость роста солнечных и ветровых мощностей по всему миру ставит рекорд за рекордом, суммарные инвестиции в эту отрасль, хоть и снизились в этом году, все равно впечатляют. Тем не менее, если посмотреть на структуру выработки электроэнергии в мире, можно увидеть, что доля возобновляемых источников энергии (далее – ВИЭ, без учета гидроэлектростанций) пока чрезвычайно мала. В то время как станции на ископаемом топливе обеспечивают львиную долю производства электричества.

Да и в целом более трети всех добытых углеводородов на земном шаре используется именно для выработки электроэнергии. Еще 22% уходит на потребности транспорта, 15% - промышленности. Другими словами, мы все еще живем в мире, который обеспечивает себя ископаемым топливом. За последние 40 лет годовые темпы роста потребления электроэнергии в среднем составляли 3,4%, и в основном они были обеспечены за счет увеличения использования органического топлива.

Но это уже стало проблемой – с 1965 года практически в 3,5 раза выросли выбросы СО2. Да и сами ископаемые добывать становится все сложнее. Для решения проблемы потенциального дефицита органического топлива и сокращения выбросов углекислого газа на смену углеводородам должна прийти возобновляемая энергетика, основанная на использовании энергии воды, солнца и ветра.

С водой, как уже было сказано, все более-менее понятно: гидроэнергетика – устоявшаяся отрасль, и на нее уже приходится порядка 16% всей выработки в мире. Каковы же перспективы солнца, ветра и других «нетрадиционных» ВИЭ? К концу 2015 года доля ВИЭ от общей доли потребления энергии в мире составила около 5%. Из них 3,7% занимает ветроэнергетика и всего 1,2% - солнечная генерация. В мировой структуре установленной мощности доля ВИЭ – 9%.

Но при этом именно ВИЭ – самый быстрорастущий сектор в энергетике. Инвестиции в возобновляемые источники в 2015 году превысили мировые инвестиции в газовую и угольную энергетику в два раза. И в целом составили 286 млрд долларов, из которых 161 млрд пришелся на солнце, а 109 млрд – на ветер. В то же время электростанциям, использующим энергию угля и природного газа, удалось привлечь лишь 130 млрд долларов. Прирост мощности ВИЭ в 2015 году составил 134 ГВт (в том числе ветряные – 62 ГВт, солнечные – 56 ГВт) по сравнению с 106 ГВт в 2014 году и 87 ГВт в 2013 году. Кроме того, в том году были введены в эксплуатацию крупные ГЭС суммарной мощностью 22 ГВт, АЭС мощностью 15 ГВт, а также электростанции, использующие энергию угля и природного газа, мощностью 42 ГВт и 40 ГВт соответственно. Таким образом, в 2015 году доля введенных в эксплуатацию ВИЭ составила 54% от всех новых энергогенерирующих мощностей, впервые превысив долю традиционных технологий производства электричества. Достичь такого результата удалось, в частности, за счет продолжающегося снижения затрат на производство электроэнергии с использованием фотоэлектрических устройств.

В 2016 году инвестиции снизились до 241,6 млрддолларов. Но все равно были почти вдвое выше капиталовложений в сфере ископаемого топлива. Тем не менее, потенциал выработки электроэнергии на базе ВИЭ выглядит поистине неисчерпаемым. Если на новых гидроэлектростанциях потенциально можно выработать до 40 трлн кВт/ч в год, то на солнечных электростанциях– 150 000 трлн кВт/ч, а на ветровых электростанциях– 2 000 трлн кВт/ч. На фоне объемов текущего потребления электроэнергии в мире – около 25 трлн кВт/ч – эти цифры выглядит космическими.

Развитие ВИЭ сопровождается вытеснением газовой генерации (ее доля сейчас 22%) и снижением потребления углеводородного топлива. Поэтому очень многое в развитии сектора зависит от политики государств. Если та или иная страна ставит задачу снизить потребление ископаемого топлива, то появляются меры господдержки отрасли и другие способы стимулирования ее развития.

Еще один важный фактор – стоимость компонентов ВИЭ. С 2008 года по 2015 годы произошло существенное снижение затрат на строительство ВИЭ: на 20% для ветроэлектростанций и на 60% для солнечных электростанций. Эта тенденция продлится, и к 2025 году снижение составит 30% и 84% соответственно относительно 2009 года. Все это позволяет говорить о том, что в перспективе ближайших десятилетий реален переход на использование электроэнергии как основного «чистого» источника энергии в мире. Переход на использование электроэнергии взамен использования углеводородного топлива может произойти во многих отраслях, в том числе в секторе отопления и транспорте.

На фоне мировых строек планы по строительству в России порядка 5,5 ГВт установленной мощности ВИЭ к 2024 году выглядят ничтожными. Доля ВИЭ в выработке электроэнергии в России вряд ли в ближайшие годы превысит 1%. Во всем мире сейчас, напомню, эта доля – 5%. И это средняя температура по больнице, во многих странах эта доля уже в разы больше. Ключевой вопрос – насколько ВИЭ можно рассматривать как бизнес? А при ответе на этот вопрос стоит ответить на другой – насколько потребители готовы заплатить за этот переход?

Проблема в том, что порядка 80% объектов ВИЭ до сих пор не конкурентоспособны, поэтому строятся при государственной поддержке, которая принята более чем в 100 странах мира. В связи с этим ограничением для дальнейшего увеличения доли ВИЭ в производстве электроэнергии является финансовая нагрузка, которую вынуждены нести потребители, а также недостаточное развитие сетевой инфраструктуры. Последнее необходимо не столько для передачи «чистой» электроэнергии, сколько для оптимального распределения неравномерной выработки ВИЭ.
Дмитрий Пигарев эксперт Центра экономического прогнозирования АО «Газпромбанк»