21 Декабря 2016

«Нас заставляют, иногда даже вынуждают переходить на безуглеродные технологии»

Начальник Отдела регулирования выбросов парниковых газов Департамента труда, экологии и промышленной безопасности ОК «РУСАЛ» - о том, что за развитием низкоуглеродных технологий будущее. Именно они станут главным инструментом в конкурентной борьбе между компаниями на глобальных рынках. И российским властям нужно стимулировать бизнес к внедрению низкоуглеродных стандартов. В том числе - за счет углеродного регулирования.
Поделиться в социальных сетях
ОК «РУСАЛ» сегодня является одной из самых активных российских компаний, прорабатывающих «климатическую повестку». С 2017 года «РУСАЛ» планирует внедрить в инвестиционное планирование т.н. внутрикорпоративную цену на углерод – в мире этот инструмент уже применяют для оценок будущих вложений и перспективных проектов. Установив стоимость выбросов парниковых газов (ПГ), можно увидеть, как она повлияет на развитие той или иной технологии. И если минусов будет больше, предприятие сможет всерьез задуматься над тем, а стоит ли развиваться именно в данном направлении. И хотя пока в России не выбрана модель углеродного регулирования, и вообще ведутся спора, нужна ли она нашей стране, в ОК «РУСАЛ» начинают готовиться к жизни в новой реальности. И считают, что именно такие инструменты могут сделать развитие безуглеродной экономики выгодным для бизнеса.

- Хотим мы этого или нет, но нас заставляют, иногда даже вынуждают переходить на безуглеродные технологии. «РУСАЛ» – международная компания, большая часть нашей продукции экспортируется по всему миру. Мы уже сегодня сталкиваемся с вопросами от многих покупателей алюминия, а также алюминиевой продукции, относительно использования нами при производстве технологий с минимальными выбросами ПГ? Пока это лишь слова. Но для нас очевидно, что нашу продукцию начинают оценивать с точки зрения углеродного следа и низкоуглеродных технологий. И именно эти факторы будут главенствовать в вопросе: покупать данную продукцию в России или покупать ее там, где выбросы при ее производстве окажутся минимальными. Для того, чтобы не потерять свои конкурентные преимущества в будущем, нам надо уже сейчас задумываться над дальнейшим развитием.

Очень многие российские компании говорят о том, что сейчас в нашей стране комфортные условия и никакими дополнительными платежами их облагать не нужно: «Мы и так хорошо существуем, а иначе все будет плохо и мы закроемся». Но это сейчас. Если же говорить о перспективах и о будущем, то государство все равно должно пытаться влиять на бизнес в вопросе инвестирования именно в безуглеродные технологии. Но, конечно, такие инвестиции должны быть выгодны и бизнесу. Необходимо предоставить доступ к финансам, чтобы был источник средств для инвестирования. Ведь, к сожалению, без определенной финансовой мотивации (мы считаем, что без цены на углерод не обойтись) это сделать практически невозможно.

Это - политика

Мы много говорим о том, каким образом выбросы CO2 и других ПГ влияют на глобальный рост температуры, или о том, к каким последствиям это может привести. Забота о природе – важное дело. Но есть и другая сторона вопроса. Изменения климата, сохранение природы – всего лишь красивый антураж, за которым скрывается политика. И иногда не совсем честная. Несколько десятков лет назад ученые начали говорить о том, что нефть и газ конечны, что когда-нибудь все ископаемые энергоресурсы будут исчерпаны. И уже тогда глобальные игроки этих гигантских рынков стали понимать одну простую истину: чем дальше в будущее, тем сложнее будет бороться за энергетические ресурсы. И они решили сыграть в свою игру, правила которой диктуют необходимость выхода из зависимости от энергетических ресурсов, взамен на постановку всего мира в зависимость от технологий добычи энергии из ничего, т.е. от возобновляемых источников.

Для России эта политика создает большие риски, так как наша экономика, к сожалению, очень сильно зависит от экспорта энергоресурсов. И стране, и бизнесу в ней нужно перестраиваться, иначе мы будем производить продукты, которые никто не будет покупать. Посмотрите, что происходит в мире. Нефтяные гиганты Total, BP, Statoil и другие, казалось бы, должны противиться любым изменениям традиционных моделей добычи ископаемого топлива – нефти, газа и т.д. Но, тем не менее, эти компании сами начали двигаться в сторону безуглеродной экономики, став на сегодня, как бы это странно не звучало, крупными инвесторами в ВИЭ. Эти компании понимают, что в будущем спрос на ископаемое топливо сократится, цены на него рухнут. И, чтобы оставаться на вершине, сохранять лидерские позиции, им необходимо заниматься развитием других видов энергетики и других направлений бизнеса. Быть первым – это значит – захватить значительную долю будущего рынка, а не держаться за привычное.

Поэтому финансирование новых технологий, рост вложений в ВИЭ стало уже глобальным трендом. И этим занимаются не только нефтегазовые компании, но и, например, предприятия цементной промышленности. Ее главные игроки также считают, что будущее – за развитием безуглеродных, или хотя бы низкоуглеродных технологий, и что именно это является главным инструментом в конкурентной борьбе.

Где взять деньги?

Но вот в чем проблема – в принципе, против реализации подобных сценариев никто не выступает. Но чтобы развиваться и меняться, чтобы модернизировать «старые» и внедрять новые технологии, чтобы работать над постоянным повышением собственной эффективности – для всего этого нужны деньги. Крупные корпорации, конечно, могут использовать для инвестирования собственный капитал. Но солидный пул компаний не сможет обойтись без заемного финансирования.

Какой банк сегодня даст кредит под проект с бесконечным сроком окупаемости? Выход – углеродное регулирование. Формы могут быть разные – торговля выбросами, налог на углерод и т.п. Но очевидно, что нужны системы стимулирования и бизнеса, и государства вкладываться в развитие новых технологий и в повышение эффективности, тем самым обеспечивая свои конкурентное преимущество и выживаемость в будущем.

Что делать бизнесу?

Самостоятельно работать над снижением выбросов. «РУСАЛ» с 1990 года добился сокращения выбросов ПГ от алюминиевых заводов более чем на 50%. Увеличил уровень использования электроэнергии из безуглеродных источников генерации (прежде всего от ГЭС) – сейчас их доля для производства, по нашим последним расчетам, равна 95%. Это те направления, в которых были достигнуты существенные результаты. И по которым мы будем двигаться и дальше. Цель ОК «РУСАЛ» – достичь стопроцентного использования электроэнергии, полученной на ГЭС или из других безуглеродных источников. При строительстве новых заводов мы ориентируемся на их близость как раз к таким источникам энергии.

Мы планируем продолжить увеличивать долю продукции с углеродным следом менее 6 тонн CO2 на тонну алюминия. Это внушительная и амбициозная цифра. В среднем общемировой углеродный след производства алюминия составляет порядка 13 тонн CO2 на тонну алюминия. По данным Международного института алюминия, этот показатель с 1990 года в среднем по миру снизился всего на 6%. Если говорить про традиционных производителей алюминия (за исключением Китая), то можно увидеть, что снижение составило намного больше - 35-40%. В Китае, на который сегодня на мировом рынке алюминия приходится более 50%, алюминиевая промышленность получает энергетику от угольной генерации. Помимо ПГ это повлекло за собой целый букет других экологических последствий. Сейчас Китай пытается минимизировать их, но быстро это сделать не получится.

Кроме того, мы разрабатываем стратегию безуглеродного производства, подразумевающую нулевые выбросы ПГ. Современные разработки электролизеров по производству алюминия – «РА-550» – работают на силе тока в 550 кВт, что позволяет существенно экономить электроэнергию, тратить примерно на 15% меньше общемирового уровня потребления. Кроме того, это также способствует снижению выбросов ПГ. То, что мы действительно стремимся сделать в ближайшее время, это перейти на инертный анод. На данный момент уже несколько электролизеров работают по этой технологии. Есть определенные технические моменты, которые мы отрабатываем. И если у нас все получится, то мы сможем полностью исключить выбросы не только ПГ, но и других вредных веществ в атмосферу в ходе процессов электролиза.

Еще одна технология: улавливание выбросов CO2 за счет использования шламов (глиноземное производство). Они имеют щелочной характер, а потому их можно использовать в той или иной мере для улавливания оксида углерода и других кислых газов, выбрасываемых в ходе производства.

В целом всем компаниям, чтобы получить доступ к новым инвестициям, и, соответственно, развиваться более устойчиво, сокращать выбросы ПГ, снижать негативное воздействие на окружающую среду, и, самое главное, использовать все это в качестве конкурентного преимущества в будущем, на данном необходимо научиться себя немного ограничивать.
Алексей Спирин начальник Отдела регулирования выбросов парниковых газов Департамента труда, экологии и промышленной безопасности ОК «РУСАЛ»