6 Августа 2016

о плюсах и минусах Парижского соглашения по климату

Проблемы изменения климата на Земле все больше волнуют население планеты. И речь здесь идет не только о формировании и соблюдении экологических стандартов. Но и о вопросах стратегии развития мировой экономики и борьбы за рынки сбыта.
Поделиться в социальных сетях
В этой связи имеет большое значение Парижское климатическое соглашение, которое Россия подписала в декабре 2015 года и которое она намерена ратифицировать в скором будущем.

Главная цель документа — сделать так, чтобы до 2100 года средние значения температуры воздуха выросли бы не более чем на 2 градуса по Цельсию. Основным способом обеспечить целевые климатические показатели считается сокращение «грязных» производств со значительными выбросами углекислого газа в атмосферу. При этом в отличие от Киотского протокола в рамках соглашения страны не должны брать на себя никаких конкретных обязательств, имея возможность самостоятельно определять ориентиры по объемам атмосферных выбросов.

Понятно, что в этой ситуации Россия должна максимально использовать возможности Парижского соглашения и сформировать четкую стратегию по его реализации.

Причем разработка этой стратегии должна вестись взвешенно и поэтапно. Поспешность недопустима, хотя и затягивание этого вопроса может иметь свои негативные последствия. Если откладывать решение в долгий ящик, через некоторое время мы рискуем столкнуться с «экологическими» требованиями к нашим экспортным продуктам и потерять рынки сбыта.

При этом наша стратегия должна учитывать несколько важных моментов.

Во-первых, необходимо избегать неэффективных решений вроде введения углеродного налога. Нововведения такого рода могут привести к падению сальдированной прибыли российских компаний на 10–20%. Это, в свою очередь, ограничит возможности для инвестиций, которые делаются из прибыли. 

Чтобы поддержать рентабельность бизнеса, компании будут вынуждены перекладывать налог на потребителей — со всеми вытекающими последствиями для инфляции. Разумеется, это негативно отразится в конечном итоге на темпах роста ВВП, причем в разы сильнее по сравнению со странами, в которых экономика является менее энергоемкой. 

Во-вторых, чтобы наилучшим образом учесть экономические интересы нашей страны, важно использовать возможности, открывающиеся для стимулирования конкуренции на внутреннем рынке. Такой конкуренции, которая заставляла бы экономические субъекты переходить на более экологичные и эффективные технологии. Введение нормативов, спецификаций и требований на государственном уровне тоже важно, но без рыночных механизмов результат будет гораздо слабее. 

В-третьих, у России существуют большие возможности для снижения выброса парниковых газов за счет снижения энергоемкости ВВП. А его энергоемкость, по разным оценкам, более чем в два раза выше среднемирового уровня. В этой сфере важна совокупность последовательных действий. Развитие «зеленых» технологий должно быть четко вписано в Энергетическую стратегию России до 2035 года, которая тоже еще окончательно не утверждена. Но уже действует, например, специальная государственная программа. Она охватывает весь спектр энергосберегающих технологий — от улучшения теплоизоляции зданий до внедрения новых способов энергогенерации. 

К сожалению, на данный момент вопросы энергоэффективности пока не являются для нас абсолютным приоритетом.

Необходимо взвешенно подходить и к такому вопросу, как определение ориентиров по сокращению выбросов парниковых газов. Реализация целей Парижского соглашения должна также учитывать и наличие в России значительных лесных массивов, способных поглощать СО2. Однако это не должно стать элементом самоуспокоения или препятствовать росту энергоэффективности экономики.


И дело здесь не только в реальной достижимости целей, но и в оценке действий стран, также подписавших этот документ. Речь идет прежде всего о Китае и США, на которых приходится более 40% выбросов СО2. Говоря о политике этих государств, я имею в виду в первую очередь углеродный протекционизм, когда экологические требования используются для вытеснения конкурентов с рынка, и их возможный выход из соглашения. Об этом, в частности, заявил кандидат в президенты США Трамп — и это в ситуации, когда Америка объявила о планах по масштабному сокращению атмосферных выбросов.

Очевидно, что Парижское соглашение по климату имеет огромную ценность для всех стран и для России в частности. Снижение уровня загрязнения воздуха и рост продолжительности жизни — лишь часть позитивного эффекта от его выполнения. Однако ценность всегда нужно соотносить с ценой, которую мы должны заплатить. Поэтому прежде чем ратифицировать соглашение, все возможные последствия должны быть несколько раз просчитаны. В текущей экономической ситуации переплачивать — непозволительная роскошь для России.

Оригинал читайте здесь.
Максим Шеин ведущий стратег компании БКС