21 Марта 2017

«Уголь – самое грязное топливо, это очевидно для всех»

Генеральный директор SolarEn верит, что уже через пару лет микрогенерация в России станет обычным явлением — таким, как, например, светодиодные лампочки. Будущее энергетики — за ВИЭ, потенциал — тысячи частных и промышленных подключений ежегодно. Но только если государство отдаст рынок частникам, а не добьется целевых ориентиров за счет нескольких крупных проектов
Поделиться в социальных сетях
Уголь является самым «грязным» из всех сжигаемых видов топлива. Это очевидно для всех. Европейский союз, принимая решения о закрытии угольных электростанций, делает большой вклад в сохранение экологии и в развитие электроэнергетики, стимулируя таким образом рост альтернативных источников энергии. Сегодня даже ОАЭ и Кувейт инвестируют значительные средства в строительство солнечных электростанций и в целом в развитие ВИЭ. Этим же активно занимаются Китай и Индия.

Вообще, вопрос закрытия электростанций, работающих на угле, наиболее «больной» - только для владельцев таких объектов и для производителей угля. Но у них есть время подготовиться, никто не требует закрывать ТЭЦ и шахты с разрезами уже в этом году. Потребители же, когда это произойдет, смогут только вздохнуть спокойно. Поэтому временные стратегии, предложенные не так давно Climate Analytics, в конечном счете, одинаковы, так как они отвечают на вопрос «В каком порядке будем закрывать?», а не на вопрос «Чем будем заменять?».

Хотя последний вопрос более важен.

Темпы роста доли ВИЭ в энергобалансах разных стран сегодня позволяют говорить о том, что цель по замещению угля возобновляемой энергией вполне достижима. Причем в обозначенной перспективе – до 2030 года. Вернее всего к этой цели идут Германия и Великобритания. Тенденции развития технологий солнечной генерации говорят о дальнейшем снижении стоимости панелей, что делает солнечную энергию еще более доступной. Значит, количество ежегодно вводимых мощностей будет расти в прогрессии. Тенденция в сегменте ветра, на мой взгляд, более стабильная – ежегодно вводятся достаточно большие мощности по всему миру, но ожидать стремительного роста пока не приходится. В то же время, во многих странах мира сохраняется очень большой потенциал для увеличения именно ветровых мощностей.

Но это – в мире. А что в России? Для нашей страны замена угля возобновляемыми источниками электроэнергии тоже вполне реальна и возможна. Тем более что на долю угольной генерации и так приходится всего 15% в энергобалансе. Однако стоимость электроэнергии в России сегодня пока еще слишком низкая, чтобы ВИЭ могли уверенно конкурировать с традиционными источниками – прежде всего, газом, на долю которого приходится более 40% энергобаланса. Сейчас преобладающая доля ВИЭ в структуре ОРЭМ обеспечивается гидроэнергетикой – это вполне сформировавшаяся отрасль возобновляемой генерации, но с низкими темпами роста. У правительства РФ есть планы по вводу порядка 6 ГВт мощностей ВИЭ, прежде всего, солнца и ветра, к 2024 году. Естественно, это небольшие цифры в масштабах всей энергосистемы. И мы пока не сравниваем Россию в этом сегменте с другими странами.

Но если принять в расчет, что сейчас мощности только солнечных электростанций в России исчисляются парой сотней мегаватт, а в целевых планах намечен ввод более 1,7 ГВт, то на лицо – кратный рост в солнце. И в этом разрезе, на мой взгляд, цель выглядит амбициозно. По ветру – даже более: ввод свыше 3,35 ГВт.

Наша компания рассчитывает сыграть существенную роль в достижении этих показателей. Мы считали для себя, сколько электростанций каждый год – в домах, на производствах и отдельных объектов, - нужно устанавливать ежегодно, чтобы довести общую мощность солнечной генерации до 1 ГВт к 2025 году. Это тысячи частных и сотни промышленных подключений каждый год! Если не считать, что целевые ориентиры в ВИЭ государство планирует достичь за счет нескольких крупных госпроектов (в сегменте ветра пока все складывается примерно так), то для нас как игроков рынка – это очень амбициозная задача.

При этом мы уже сейчас видим, что, когда для электрификации какой-то компании или конкретного производства нужно строить инфраструктуру – тянуть новые сети, например, - локальная солнечная генерация часто может оказаться более выгодным решением. Так, стоимость 1 кВт мощности СЭС сейчас составляет около 60 тыс. рублей, стоимость платы за технологическое присоединение к сетям колеблется от 10 до 40 тыс. рублей также за киловатт в разных регионах. Но даже при стоимости присоединения в 40 тысяч СЭС окупает себя за три-пять лет вместо 10-15!

Хороший потенциал для развития солнечной энергетики есть у южной Сибири и Дальнего Востока. Это подтверждают недавно введенные в строй проекты на Алтае и первая СЭС, построенная за полярным кругом в ДФО – в якутском Батагае. В изолированных и отдаленных поселках ВИЭ помогают экономить дорогостоящее дизельное топливо, сохранять экологию и повышать уровень жизни населения.

Я уверен, что будущее развитие энергетики принадлежит полностью альтернативным и возобновляемым источникам – прежде всего, солнечным и ветряным электростанциям. Также тренд развития сместится с централизованной генерации электроэнергии в сторону распределенной, локальной генерации, когда домохозяйства и предприятия будут самостоятельно производить необходимое для себя электричество. Для масштабного развития микрогенерации в России, конечно, необходимо создать инфраструктуру – программы кредитования, алгоритмы подключения к сетям и отдачи электроэнергии в сети. Правительство работает над этим на государственном уровне. Мы вместе с партнерами – поставщиками и кредитными организациями, - работаем над доступностью солнечной энергетики для частных потребителей. Я верю, что уже через пару лет и микрогенерация в России станет обычным явлением, как светодиодные лампочки, например.
Василий Минаев генеральный директор SolarEn («Современные Энергетические решения»)