16 Июня 2017

Думают ли российские компании об изменениях климата?

За редким исключением - нет. Некоторые уже научились считать выбросы парниковых газов на собственных предприятиях, но лишь единицы понимают, что с этим делать дальше. Это стало ясно по итогам круглого стола «Бизнес и климат. Стратегии низкоуглеродного развития. Лучший мировой и отечественный опыт», который прошел вчера в Доме ООН в Москве.
Поделиться в социальных сетях
Круглый стол удачно вписался в череду мероприятий российской Климатической недели (растянувшейся на целый месяц). Его организаторами стали Российское партнерство за сохранение климата, РСПП, Национальная сеть Глобального договора и Программа ООН по окружающей среде. Поддержку оказали посольства Германии и Великобритании в Москве. Доклады иностранных дипломатов показывали, что их страны живут в какой-то другой реальности, в которой борьба с изменением климата – не блажь, не забота о далеком будущем и следующих поколениях (хотя и это тоже), а, прежде всего, крайне выгодное дело. Причем уже сейчас. А в самой ближайшей перспективе – даже сверхвыгодное! Так, Томас Граф из немецкого посольства привел расчеты – к 2050 году только в Германии за счет вложений в «зеленую экономику» можно будет сэкономить 270 млрд евро бюджетных расходов, нарастить ВВП страны на 150 млрд евро и создать до 500 тыс. новых рабочих мест.

При этом иностранные спикеры подчеркивали, что ведущую роль во всех этих преобразованиях играет бизнес. «Без поддержки бизнеса реализовать Парижское соглашение по климату будет невозможно. Всегда не легко убедить бизнес. В разных секторах экономики переход к зеленым технологиям пойдет по-разному. И очень важно, чтобы правительства вели открытый диалог с бизнесом и помогали бизнесу понимать, что зеленая экономика полезна и для климата, и для компаний. Правительство РФ должно помогать российскому бизнесу переходить к новой экономике», - отметил Джонатан Брентон из посольства Великобритании. О важности диалога с бизнесом говорила и Эллен фон Цитцевиц из посольства Германии, которая презентовала Климатическую стратегию ФРГ, рассчитанную аж до 2050 года! «Почему мы смотрим так далеко? Потому что немецкому бизнесу нужна предсказуемость. Вложения в энергетику – это инвестиции на 3-5-летние циклы, это долгие инвестиции. Поэтому у нас горизонт планирования на полвека вперед».

Когда микрофон оказался в руках российских чиновников, стало ясно, что Россия, мягко говоря, еще в самом начале пути. Так, представитель Минэкономразвития РФ Владимир Максимов заговорил о том, что у нашего правительства вообще нет опыта разработки долгосрочных стратегий. И даже последние глобальные документы (Стратегия экологической безопасности, Стратегия экономической безопасности и проект Энергостратегии) рассчитаны лишь до 2035 года. «А мы говорим про 2050 год! Прецедентов столь далекого планирования в РФ нет. Это новая, нетривиальная задача. Но первые подходы к снаряду, как спортсмены говорят, показывает, что такая стратегия будет содержать ряд мер из различных секторов экономики. В основном, из энергетики, где традиционно больше всего выбросов ПГ. Тут мы говорим шире – о сжигании органического топлива. Это шире, чем энергетика в нашей классификации. Тут и металлурги, где сжигают кокс – по сути, чистый углерод, и другие отрасли, в которых есть термические процессы», - говорил Максимов.

«17 целей устойчивого развития – это долгосрочные цели, а у нас трехлетний бюджет. Сейчас у нас появились документы до 2035 года. Целей много – но можно ли одновременно достичь всех целей, при условии ограниченных ресурсов? Тем более что теперь возникла еще и цель решения климатических проблем, она тоже потребует ресурсов. Я бы рассматривал эту задачу в контексте достижения экологической устойчивости экономики. Мы считаем, что зеленый рост – это рост экономики, при снижении нагрузки на окружающую среду, выбросов, ресурсоемкости и решении социальных задач», - поведал Максимов о том, как в Белом доме искали определение понятию зеленое развитие. И как его нашли.

Впрочем, в России ТЭК – основа экономики, поэтому ни о каких радикальных решениях в этой отрасли речи никто не ведет. Стабильность, устойчивость – наше все. Тем более что в правительстве уверены, что уже сегодня топливно-энергетический баланс России соответствует логике низкоуглеродного мира и позволяет эффективно бороться с эмиссией парниковых газов без ущерба для надежности энергоснабжения потребителей. «Россия находится в числе лидеров на пути к «зеленой» экономике. Доля безуглеродных источников в производстве электроэнергии составляет более 34%», – заявил директор Департамента государственной энергетической политики Минэнерго России Алексей Кулапин на круглом столе «Опыт оценки и управления выбросами парниковых газов в ТЭК России», который прошел накануне, 14 июня. По словам Кулапина, снижение удельной энергоемкости и электроемкости ВВП предусмотрено проектом Энергостратегии-2035, а развитие соответствующих технологий заложено в Прогноз научно-технологического развития отраслей ТЭК России на тот же период.

При этом пока в Минэкономразвития пытаются заглянуть в далекое завтра, в Минприроды РФ только налаживают работу по внедрению в стране обязательной для всех системы отчетности по выбросам ПГ на всех уровнях – от национального до отдельных компаний и хозяйствующих субъектов. Есть методика, но пока ее применение – дело добровольное. К тому же некоторые парниковые газы регулируются в рамках закона об охране окружающей среды, а потому нужно еще и предотвратить правовую коллизию, чтобы не ввести ненароком двойное регулирование. «Вязко, медленно, но система учета будет сформирована. Мы надеемся, что заработает закон, определяющий и перечень ПГ, и методику их учета», - заявила Лариса Корепанова из Минприроды РФ.

А Владимир Максимов напомнил, что по плану подготовки к ратификации Парижского соглашение федеральный закон о государственном регулировании выбросов должен быть принят в 2019 году. Но к концу этого года Минэкономразвития обещает подготовить концепцию такого регулирования, на основе анализа тех систем – от углеродных налогов до торговли квотами – что уже применяется в ряде стран. Позиция Минэнерго – обеспечение баланса в решении задач защиты окружающей среды и недопущении избыточной нагрузки на компании ТЭК. «Только сбалансированный подход к экологическим вопросам с учетом мнения бизнеса может быть успешным в долгосрочной перспективе», – говорил на своем круглом столе Алексей Кулапин.



Владимир Максимов (в центре) из Минэконоразвития РФ признал, что у правительства страны нет опыта разработки стратегий на столь долгосрочный период - до 2050 года
Пока чиновники ищут баланс, бизнес потихоньку осваивается в новой реальности. Весьма показательным в этом плане стал доклад Андрея Стрекалова из ЕВРАЗа, который рассказал, как в металлургическом гиганте наладили процесс углеродной отчетности. Это был вынужденный шаг – акции головной компании группы торгуются на Лондонской бирже, а требование раскрывать данные о суммарных выбросах ПГ в годовых отчетах было прописано в законе, который парламент Великобритании принял в августе 2013 года. ЕВРАЗ сумел в кратчайшие сроки организовать и провести огромный объем работ и собрать данные по выбросам. С тех пор этот учет ведется достаточно эффективно, в холдинге считают эмиссию по различным дивизионам – Сталь, Уголь, Руда и т.п. И могут даже похвалится: например, по итогам прошлого года суммарные выбросы по всей группе снизились на 5% по сравнению с 2015 годом, до 40,98 млн тонн СО2-эквивалента. Основными эмиттерами выступают металлургические гиганты – Нижнетагильский и Западно-Сибирский комбинаты – на которых приходится 80% всех выбросов в сегменте «Сталь» и более 60% выбросов всего ЕВРАЗа.

По словам Стрекалова, корпоративную методику ЕВРАЗа можно хоть сегодня применять и на государственном уровне. Хотя проблемные вопросы остались – от того, что делать с мобильным сжиганием топлива до того, какие формы углеродного регулирования использовать. «Введение цены на углерод обернется значительными затратами для бизнеса. Но единого мнения о формах у нас нет. Налог – это большая нагрузка, по остальным мерам – вопрос диалога, и надо обсуждать, какой метод наиболее оптимален для России», - заметил Стрекалов.

Как выяснилось в диалоге, ЕВРАЗ, конечно, научился считать свои выбросы – но что с этим делать дальше пока не придумал. «Тема климатической стратегии для России пока экзотическая. В общей системе рисков выводы по результатам отчетности делаются, но климатические вопросы не стоят на первом месте. Для этого должны звезды сойтись. Кроме того, надо отделять экологические и климатические вопросы», - ответил Стрекалов.

Выступления представителей Siemens и Bosch показали, что в Германии звезды сошлись уже давно. Так, первая компания хочет стать углеродо-нейтральной уже к 2030 году. В 2014 году выбросы ПГ на более чем 289 производственных объектах в 200 странах мира составляли 2,2 млн тонн СО2-эквивалента, к 2020 году планируется снизить их до 1,7 млн тонн. Ставка делается на программы энергоэффективности, использование ВИЭ, электромобилей, инноваций и экономии затрат. Как заявил Карстен Хасбах, руководитель департамента стратегии и развития бизнеса Siemens в России, только в прошлом году компания заработала на продаже экологических технологий 36 млрд евро, что помогло предотвратить выбросы 521 млн тонн СО2 (это почти 60% всех ежегодных выбросов одной только Германии).

Крайне интересным был вопрос, который задал немецкому бизнесу представитель посольства Великобритании – является ли для них бременем сама углеродная отчетность? Ни КарХасбак, ни Хансъюрегн Оверштольц из Bosch даже не поняли, о чем их спрашивают. 



Но не стоит думать, что в России нет и позитивных примеров. Самый яркий – ОК «Русал», одна из немногих российских компаний, которая смело ставит перед собой амбициозную цель стать углеродо-нейтральной. До 2025 года компания намерена сократить выбросы ПГ еще на 15% (на алюминиевых заводах) и на 10% (на глиноземных комбинатах) по сравнению с уровнем 2014 года, еще на 7% снизить энергопотребление (к уровню 2011 года). Но самое главное, «Русал» собирается довести объем закупаемой безуглеродной энергии до 95%, а в долгосрочной перспективе – до 100%. Стоит отметить, что уже сейчас до 90% энергии для алюминиевых заводов «Русала» производят ГЭС. Во многом за счет этого компании удалось снизить удельные выбросы СО2-эквивалента на тонну алюминия с 5,76 тонн в 1990 году до 2,39 тонн по итогам прошлого года. При этом 50% алюминия в мире выпускается на угольной генерации, в основном на заводах в Китае и других странах АТР, где выбросы доходят до 25 тонн СО2-эквивалента на тонну алюминия (среднемировой уровень – 13 тонн). Так что ОК «Русал» уже добился весомого преимущества перед конкурентами.

По словам Сергея Честного из ОК «Русал», говорить о низкоуглеродном будущем можно долго, но без регулирующих механизмов, которые бы стимулировали компании к движению в этом направлении, смысла в этом будет немного. При этом в «Русале» давно уверены, что углеродное ценообразование будет эффективно, если оно станет глобальным и универсальным. Иначе можно будет наблюдать, как грязные производства лишь перемещаются по земному шару, а эмиссия ПГ при этом не сокращается (что, кстати, и происходит уже сегодня). Ссылаясь на расчеты экономистов Стиглица и Стерна, топ-менеджер ОК «Русал» заявил, что для удержания роста глобальной температуры в пределах 2 градусов по Цельсию плата за выбросы должна составлять 40-80 долларов за тонну СО2 уже к 2020 году.

Впрочем, тема углеродного регулирования, весьма болезненная для большинства российских компаний, на круглом столе в Доме ООН не стала главной. По словам Михаила Юлкина, генерального директора Центра экологических инвестиций, на данном этапе от учета выбросов необходимо двигаться в сторону климатического риск-менеджмента и поиска возможностей для развития. В мире этим уже занимаются, в России – пока не очень. Не хватает пока главного – того самого сильного интереса к климатической теме со стороны бизнеса. Интереса не вынужденного, а четко просчитанного и продуманного. «У Nike есть лозунг - Just do it. Нам он тоже нравится. По нашему опыту, это дело окупается. Когда мы начинали про это думать, мы хотели, чтобы это не отходило от нашей бизнес-стратегии. Любая идея должна отбиваться за пять лет или быстрее. Мы тратим по 100 млн евро каждый год на внедрение технологий только внутри компании, но каждый год за счет этого получаем плюс в 20 млн евро. Надо только начать и все. Кто-то должен быть первым, потом мотивация и аппетит появится у всех», - говорил об этом Карстен Хасбах.


ОК «Русал» - одна из немногих российских компаний, которая смело ставит перед собой амбициозную цель стать углеродо-нейтральной

Текст - Александр Попов.