11 Августа 2017

Как спасти и сохранить Байкал?

Ровно неделю назад в бурятском пос. Танхой прошло совещание, посвященное актуальным проблемам сохранения озера Байкал и экологического развития Байкальской природной территории. Провел его лично президент России Владимир Путин. Учитывая уникальность «священного моря» для нашей страны и всей планеты, «Кислород.ЛАЙФ» решил зафиксировать основные выводы этого мероприятия.

Поделиться в социальных сетях

«Байкал для нас – это и гордость, и наша особая ответственность, а задача его сбережения для нынешних и для будущих поколений – несомненный государственный приоритет… Эта территория, безусловно, является уникальной, является не только достоянием России, но и без всякого преувеличения – является достоянием планеты в целом», - сразу же обозначил высокую планку президент России Владимир Путин.

По его мнению, «ликвидация последствий нерациональной, зачастую безответственной хозяйственной деятельности на этих территориях требует особого внимания. Для того чтобы, во-первых, ничего подобного больше в будущем не допускать, а во-вторых, сделать все для того, чтобы минимизировать то, что уже накоплено».

Глава Минприроды РФ Сергей Донской уже заявил, что после закрытия Байкальского ЦБК показатели экологической обстановки на Байкале стабилизировались: выбросы в атмосферный воздух в целом по всей территории за последние четыре года уменьшились на 15%, по Центральной экологической зоне – более чем в два раза. Сбросы в озеро сточных вод снизились более чем на 80%. «Результаты экомониторинга говорят о том, что пока влияние человека не привело к значимым изменениям гидрохимического режима, по крайней мере, в масштабе всего озера. Экологическая катастрофа на Байкале, как это иногда звучит в СМИ – конечно, «страшилка»», - сделал довольно смелое заявление министр в интервью «Интерфаксу».

Но, конечно, и он признал, что есть ряд острых проблем, и они требуют оперативного вмешательства. Каковы же эти проблемы, решение которых назрело, а порой и перезрело?

Ликвидация ущерба

Печально известные Байкальский целлюлозно-бумажный и Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинаты, напомнил Владимир Путин, «уже несколько лет как закрыты», «однако накопленные ими отходы продолжают отравлять воду озера и питающих его рек». Президент России потребовал определить источники финансирования, составить планы и назначить конкретных исполнителей для ликвидации отходов и полноценной рекультивации загрязненных территорий.

Проблемы эти давно перезрели. БЦБК несколько десятилетий, буквально с момента своего запуска, оставался главной мишенью для экологов и общественников. В 2013 году комбинат остановили, но было понятно, что просто повесить замок на ворота - не тот случай. Огромная промплощадка, более 6 млн тонн опасных промышленных отходов, действующая угольная ТЭЦ, от которой зависит теплоснабжение всего Байкальска – клубок проблем и дамокловым мечом не разрубить.

Однако кроме БЦБК, напоминает Сергей Донской, вокруг Байкала стоят брошенные еще в советские времена заводы, хранилища опасных отходов и горнодобывающие предприятия. По его словам, в рамках действующей ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» стоит задача по ликвидации восьми наиболее опасных для Байкала объектов. Первый этап на площадке Джидинского комбината завершен; продолжаются работы на Холбольджинском угольном разрезе и терриконах бывшей шахты Гусиноозерской (почвенные скопления нефтепродуктов, загрязняющих воды реки Селенга). Начинаются работы на пяти объектах, в том числе на полигоне ТБО «Восток», хранилище гальванических отходов и на Холоднинском месторождении, где после остановки добычи осталась часть опасных отходов. «В результате будет очищено свыше двух тысяч гектаров земель и до полутора тысяч тонн отходов снижен объем загрязнений, поступающих в окружающую среду», - заявил на совещании Донской.

Проблему же с отходами БЦБК будут решать силами «Росгеологии» - эту госкомпанию Донской предложил назначить единым оператором проекта. «Она имеет мощности и необходимый опыт, в том числе в Арктике работала по уборке отходов», - объяснил Донской. Вся проектная документация готова, полномочия переданы Иркутской области, работа по ликвидации отходов должна быть начата не позднее декабря текущего года.

По оценке помощника президента РФ Андрея Белоусова, на ликвидацию карт необходимо порядка 6 млрд рублей. «Они висят над Байкалом, и, не дай бог, сход селя – все это окажется в воде. Нам выделили нам на это миллиард сейчас. Мне кажется, на эту задачу можно было бы найти пять миллиардов на три года. Это не такая фантастическая задача, чтобы ее нельзя было решить», - отметил Белоусов. «Думаю, что года за три эту работу можно профинансировать, она действительно важна», - резюмировал Путин.

«Думаю, что года за три эту работу можно профинансировать, она действительно важна», заявил Владимир Путин по поводу ликвидации отходов Байкальского ЦБК

Стоки и очистки

«Необходимо разобраться и с объектами, продолжающими здесь работать. Очистные сооружения большинства из них изношены, причем более 60% загрязненных стоков приходится на ЖКХ… Объемы сброса неочищенных вод в озеро, безусловно, нужно кардинально сокращать, нужно интенсивно и качественно модернизировать коммунальную инфраструктуру», - заявил Владимир Путин.

По словам Сергея Донского, после закрытия БЦБК, на долю которого приходилось более 80% сбросов грязных стоков, львиную долю загрязнения сейчас действительно формирует коммуналка. В Бурятии действуют 33 очистных сооружения, но лишь четыре из них соответствуют экологическим требованиям. А из 17 действующих очистных в Иркутской области таким требованиям не удовлетворяет ни одно.

Впрочем, главный проект в этом направлении, по сути, один – реконструкция очистных сооружений Улан-Удэ. Столица Бурятии ежегодно сбрасывает 22 млн кубометров загрязненных сточных вод. «К работе по модернизации указанных сооружений приступаем в этом году, объем в целом средств на реализацию проекта составляет 2,7 миллиарда рублей. Сейчас идет первый этап, и деньги выделены пока только на первый этап этого проекта», - рассказал Донской.

В рамках ФЦП предусмотрено строительство еще 46 очистных, но завершены пока работы только шести объектам (еще три объекта в Иркутской области находятся в стадии завершения). Однако необходимо также решать вопрос и с очисткой стоков в небольших поселках. Там, где их вообще никогда не было. Еще в начале года председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Сергей Чернин предлагал строить локальные очистные блочно-модульного типа, которые не являются объектами капитального строительства и не требуют одобрения Главгосэкспертизы. «Для населенных пунктов, где проживает от 500 до 10 тысяч человек, на сегодняшний день уже вполне доступны небольшие, компактные установки. Они способны работать в автономном режиме и эффективно очищать стоки в условиях неравномерной загрузки, что как раз характерно для турбаз и поселков, расположенных на побережье Байкала. Необходимо создавать условия для внедрения таких установок. Непрерывно увеличивающийся поток туристов является угрозой для уникальной природы региона. Функционирование турбаз, гостиниц и небольших поселков, где не установлены очистные сооружения, просто недопустимо», - заявлял тогда Чернин.

Столица Бурятии ежегодно сбрасывает 22 млн кубометров загрязненных сточных вод

Согласовать все нормы

Требования к хозяйственной деятельности на Байкальской природной территории сейчас, по мнению многих экспертов, слишком жесткие и во многом даже избыточные. Что серьезно отражается на качестве жизни людей в поселках на Байкале и сдерживает развитие предпринимательства. К примеру, как рассказал на совещании врио главы Бурятии Алексей Цыденов, из-за несогласованности норм Земельного кодекса РФ и конвенции ЮНЕСКО (с 1996 года Байкал внесен в список объектов Всемирного природного наследия) сейчас невозможно зарегистрировать право собственности на земельные участки жителям 76 населенных пунктов, расположенных в границах Байкальской территории. А Тункинский район Бурятии, к примеру, полностью объявлен национальным парком – и это без изъятия территорий фактически существующих населенных пунктов! В результате те, кто до 2012 года оформить право собственности на землю не успел, сейчас это сделать уже не могут (речь идет о более чем 6 тыс. человек, а также организаций – например, из 48 школ в районе 46 не имеют оформленной земли). Причем Росреестр до недавнего времени раз в пять месяцев всем – и организациям, и частным лицам – выставлял штрафы за неоформление. А некоторым даже приходили судебные решения на снос жилья с неоформленной земли.

Для решения этих правовых коллизий предложено внести изменения в Земельный кодекс РФ, и ряд других актов. Непонятно только, почему это нельзя было сделать уже давно; но бюрократический аппарат, как известно, отличается редкостной неповоротливостью.

Но самое главное: решено сократить водоохранную зону практически в десять раз, с нынешних 57 тыс. кв. км до 5,9 тыс. кв. км (расчеты подготовлены Институтом географии СО РАН). «Мы (сделали) водоохранную зону более привязанной к ландшафту, то есть она фактически обеспечивает охрану исключительно озера Байкал именно в рамках тех экологических норм, которые у нас в законодательстве прописаны... И мы надеемся весной уже утвердить новую водоохранную зону без тех ограничений, которые на сегодняшний день существуют», - заявил Сергей Донской.

Бурятский эколог Наталья Тумуреева напоминает, что до марта 2015 «эта зона была в пределах 200–500 метров, а потом стала фактически совпадать с Центральной экологической зоной (ЦЭЗ), которая включает сам Байкал и прилегающие к нему особо охраняемые природные территории. И жители тех сел, которые оказались одновременно и в ЦЭЗ, и в новой водоохранной территории, попали в сложную ситуацию, поскольку ограничения там довольно жесткие. Например, в водоохранной зоне нельзя передвигаться вне асфальтированных дорог. А вы в деревнях вообще видели асфальтированные дороги? Проблемы тогда возникли и с оборотом земель. Если люди не успели до 2015 года узаконить те участки, где стоят их дома и где они живут десятилетиями, то потеряли возможность это сделать. Зачем издавать законы, которые невозможно выполнить? Да, звучит это страшновато – охранная территория сокращается в десять раз. Но как мне кажется, выходом из сложившейся ситуации как раз и стал бы возврат к прежней водоохранной зоне, в 500 метров, и в том, чтобы навести на ней порядок как следует, а не гоняться за мифическими цифрами», - считает эксперт.

Решено сократить водоохранную зону Байкала практически в десять раз, с нынешних 57 тыс. кв. км до 5,9 тыс. кв. км

Каким будет туризм на Байкале?

«Интерес к Байкалу и российских, и иностранных граждан постоянно растет, до миллиона человек бывает на берегах Байкала за год. Но обратной стороной этого в целом позитивного фактора становятся новые проблемы. Бесконтрольность так называемых «диких» туристов приводит к стихийным свалкам на берегу и мусору в водоемах. А стремление предпринимателей по максимуму использовать спрос на байкальские путешествия – часто к игнорированию ими экологических норм», - отметил Владимир Путин.

Президент предложил найти «оптимальные решения проблем экологии и социально-экономического развития байкальских территорий», но при этом специально подчеркнул: «Принципиально важно не допустить увеличения антропогенной нагрузки на экосистему Байкала».

Это требование ставит во главу угла вопрос – каким вообще должен быть туризм (и в целом бизнес) на Байкале? Ответа не него до сих пор нет ни у властей, ни у общественников, ни у предпринимателей. Кстати, президент поручил повышать их экологическую ответственность – займется этим Генпрокуратура РФ, которой велено проверить Байкальскую территорию на предмет фактов незаконной и экологически вредной деятельности.

«Есть разные виды туризма: для одних туризм – это палатки, рюкзаки, дикие животные; для других туризм – это пятизвездочный отель, бассейн, спа и так далее… Если говорить про заповедники, то представляется, что здесь возможен исключительно познавательный туризм, не требующий преобразования территорий, включая вырубок, не требующий строительства линейных объектов типа дорог, линий электропередачи, объектов капитального строительства. Могут быть гостиницы вокруг особо охраняемых природных территорий с ежедневным посещением, либо – для отдельных любителей – это могут быть пешие, конные, байдарочные маршруты по территории заповедника с минимальным воздействием на их экосистемы. В национальных парках режим, конечно, другой. И мы знаем, тот же Сочинский национальный парк – миллион посетителей в год. Там есть и культурные объекты, есть и гостиницы, это исторически сложилось», - рассказал на совещании глава WWF Россия Игорь Честин.

В случае с Байкалом, по его мнению, нужно найти симбиоз этих двух видов: «Берег и склон, например: на склоне не надо ничего строить; на берегу можно построить правильным образом, с очистными [сооружениями] и так далее, мы не нарушим этим саму заповедную историю. А вот наверх, например, – уже, пожалуйста, пешком, ребята». Президенту идея понравилась.

Но остается проблема отходов. Сергей Донской признал, что основная причина замусоривания берегов Байкала – не столько дикие и бескультурные туристы, сколько полное отсутствие современных объектов размещения и переработки отходов. Пока что предусмотрено создание 20 полигонов в Бурятии и 11 – в Иркутской области. Но, уверен министр, для регионов Прибайкалья необходимо разработать единую территориальную схему обращения с ТБО. «Это в том числе позволит ускорить сроки ликвидации нелегальных свалок, выработать единый подход к координации потоков отходов и их логистику: как они будут собираться и куда будут доставляться на переработку», - отметил глава Минприроды РФ.

«Принципиально важно не допустить увеличения антропогенной нагрузки на экосистему Байкала», заявил Владимир Путин

Как быть с ФЦП?

За 2012-2016 годы по федеральной программе было выделено более 10 млрд рублей («хотя предусматривалось гораздо больше», отметил Путин). Сегодня общий объем финансирования этой ФЦП составляет почти 26 млрд рублей, хотя первоначально она была рассчитана на 58 млрд. В 2018 году по программе предусмотрено выделение почти 2,6 млрд против 2,4 в текущем году. При этом общая дополнительная потребность на будущий год составляет 2,32 млрд, из которых 1,6 млрд запрашивает Минстрой, а всего 0,46 млрд – Минприроды (без учета «хотелок» Росрыболовства).

Но в Минфине считают, что финансирование по различным направлениям, связанным с Байкалом, можно проводить и по другим программам. И вообще делать это за счет самых разных ресурсов, а не только прямых выделений из госбюджета (назывались и штрафы за незаконные рубки, и сборы за ТБО, и другие госпрограммы). Примечательно, что если Сергей Донской настаивал на приведении объемов финансирования ФЦП с теми, что были запланированы, то замминистра финансов РФ Андрей Иванов упирал на комплексный подход. А вот о приоритетном проекте «Байкал – великое озеро великой страны» на совещании вспомнили всего раз.

Конечно, проблем у Байкала хватает. Кроме ликвидации накопленного экологического ущерба, эффективной утилизации отходов, сокращения загрязнения озера сточными водами в Минприроды выделяют защиту лесов, сохранение биоразнообразия, а также развитие особо охраняемых природных территорий. Например, планируется построить в рамках ГЧП селекционные центры лесного семеноводства. А с помощью Росгвардии – бороться с браконьерами. В том числе – для восстановления популяции омуля, которая за последние десять лет снизилась практически в четыре раза.

Но как и в случае с омулем, которого Минприроды отчаянно пытается спасти, в то время как некоторые специалисты уверяют, что в спасении он не нуждается, так и в подходах к охране и развитию Байкала простых решений быть не может. Задача, поставленная Владимиром Путиным, выглядит вроде бы просто: обеспечить «гармоничный, рациональный баланс между социально-экономическим развитием, социально-экономическими интересами и задачами сбережения природы».

«Во всех цивилизованных странах этот вопрос стоит очень остро, и хуже или лучше, но есть примеры того, как это делается и как это решается», - подчеркнул Владимир Путин. Хотелось бы, чтобы в такой цивилизованной стране, как Россия, этот вопрос решили все-таки лучще.

Задача, поставленная Владимиром Путиным, выглядит вроде бы просто: обеспечить «гармоничный, рациональный баланс между социально-экономическим развитием, социально-экономическими интересами и задачами сбережения природы»
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»