13 Октября 2017

Как властям Ульяновской области удалось погасить «цементный протест»?

Прямое участие губернатора, возможные неформальные переговоры с активными противниками, о которых не сообщалось в СМИ, раздача пряников жителям обозлившихся сел и многие другие шаги – властям региона можно гордиться собой. Они смогли и разрешить конфликт политическими методами, и сохранить инвестпроект для китайской компании практические в неизменном виде. 

Поделиться в социальных сетях

Вечером в четверг, 5 октября, в сквере в центре Ульяновска рабочие стали разбирать лежавшую на дорожках плитку. Администрация города объяснила, что работы пришлось начать, так как покрытие зеленой зоны пришло в небезопасное для посетителей состояние. Главными посетителями сквера уже в пятницу должны были стать ульяновцы, выступающие против строительства цементного завода в Теренгульском районе Ульяновской области. Но из-за экстренно стартовавшего ремонта митинг не состоялся.

Наблюдатели считают, что горадминистрация перестаралась: громко начавшийся летом цементный протест к середине осени заметно угас и «сдулся». Как властям удалось погасить конфликт, чуть не выплеснувшийся на федеральный уровень и успевший стать политической проблемой? И чего все же добились протестующие?

Они сражались... за встречу с губернатором!

Движение против освоения расположенного в Тереньгульском районе Ульяновской области мелового месторождения «Солдатская Ташла» и строительства на его базе крупного цементного завода начало формироваться в июне 2017 года. За два года до этого губернатор Ульяновской области Сергей Морозов подписал соглашение с китайской корпорацией «Аньхой Конч» о создании в регионе нового цементного производства стоимостью около полумиллиарда долларов. Но жители области узнали о деталях проекта лишь в 2017 году, когда в селах начались общественные слушания – в рамках процедуры перевода статуса выбранных для предприятия сельскохозяйственных земель в земли промназначения. Жители ближайших к месторождению сел, а также областного центра, имеющие в них дачи, объединились в движение «За благоприятную окружающую среду».

Движение быстро нашло поддержку в местном обкоме КПРФ, а его активным участником стал Наири Чатинян, предприниматель и бывший директор Ульяновского механического завода №2. Чатинян известен в области как автор нестандартных протестных акций. К примеру, в 2012 году он голодал против создания в ульяновском аэропорту «Восточный» «базы НАТО» - перевалочного пункта для вывоза невоенных грузов альянса из Афганистана в Европу. Впрочем, участие предпринимателя в цементном протесте выглядело более логичным, ведь он является владельцем дома в одном из сел Тереньгульского района.

За два с половиной месяца протеста активисты сумели собрать около 5 тыс. подписей против освоения месторождения и строительства завода, а также провести голодовку. Об этом написали федеральные СМИ. А некоторые издания в красках описывали, как 29 августа протестующие пытались лично встретиться с губернатором, чтобы услышать его мнение о проекте. Для этого они прорвались в здание администрации региона, развернули палатку в его вестибюле, а под окнами поставили машину с включенным громкоговорителем, призывавшим Сергея Морозова выйти к людям. Но главы региона тогда в здании не оказалось.

Несмотря на еженедельные приглашения на собрания протестующих, до середины сентября Сергей Морозов вел себя так, будто никакого конфликта вокруг идеи строительства цементного завода в регионе не существует. А главной фигурой, пытавшейся погасить протест, на тот момент являлся глава правительства области Александр Смекалин. Он встречался с активистами, выслушивал экспертов, в деталях презентовал проект журналистам. Но его рассказы о том, что завод будет использовать максимально безопасные и экологически чистые технологии, протестующих явно не убеждали.

Тем более, что жители Ульяновской области не понаслышке знакомы с тем, что такое цементное производство. В регионе работает два предприятия крупнейшей по объему производства цемента в стране «Евроцемент груп». Новоульяновск, который возник вокруг построенного 60 лет назад цемзавода, постоянно покрыт слоем цементной пыли. Предприятие требует глубокой модернизации, но речи о ней вообще не идет. Сенгилеевский завод был пущен после реконструкции в 2015 году, но до сих пор не введен в эксплуатацию и загружен меньше, чем вполовину. Взятые заводом обязательства по созданию новых рабочих мест и отселению местных жителей из оползневой зоны не выполнены. 

До сентября казалось, что протест, ставший к тому времени уже политической проблемой, погасить будет очень сложно. Слишком агрессивно вели себя активисты, слишком многого они требовали. И порой эти требования даже выходили за грани разумного. Например, они решили добиться отказа не только от строительства цемзавода, но и вообще от освоения месторождения. А условием прекращения акций стало требование о личном присутствим Сергея Морозова на собраниях протестующих.

Губернатор озвучил решение

Переломным моментом можно считать прозвучавшее 14 сентября заявление Сергея Морозова. Его администрация собрала в доме правительства вновь избранных муниципальных депутатов и представителей общественных организаций. Среди них оказалось созданное накануне при поддержке областной общественной палаты движение «За развитие Тереньгульского района». Также на собрание пригласили секретаря Общественной палаты России Валерия Фадеева, прибывшего в Ульяновск на Международный культурный форум. В присутствии главного общественника страны Морозов и зачитал заявление, в котором, наконец, обозначил свою позицию по спорному проекту.

«Убежден, что пора подвести итоги дискуссии, пока она не превратилась в вакханалию. Мы вместе должны принять ответственное решение. Решение следующее. Первое. Новому инвестиционному проекту, современному заводу на территории Тереньгульского района – быть! Второе. Я поручаю председателю правительства Ульяновской области Александру Смекалину провести совместную встречу с инвесторами с участием населения, власти, экологической общественности. Руководству Корпорации развития Ульяновской области вместе с китайскими инвесторами решить вопрос о размещении завода на максимально возможном удалении от населенных пунктов. Третье. Всем уполномоченным органам и должностным лицам жестко контролировать все вопросы соблюдения экологического законодательства. В сфере экологической безопасности у жителей не должно возникнуть абсолютно никаких проблем. Инвестор и региональная власть должны это гарантировать, создать общественный совет по реализации этого проекта».

«Я убежден, что Тереньгульский район в полном объеме сумеет воспользоваться всеми преимуществами от реализации нового инвестиционного проекта. А нынешнюю ситуацию все будут вспоминать с улыбкой как очень поучительную историю», - заявил также Сергей Морозов. Он, кроме того, признался, что, как и глава областного Законодательного собрания Анатолий Бакаев, строит для своей семьи дом в селе Подкуровка, жители которой особенно активно выступили против нового завода.

После оглашения своей позиции губернатор провел несколько личных встреч с тереньгульцами. Речи о цемзаводе на них не шло, зато сельским жителям было дано обещание решить давно наболевшие проблемы, вроде ремонта клубов и детских садов. Особое внимание было уделено протестующим селам. «Я возглавляю инициативную группу жителей Тереньгульского района по вопросам развития. Ремонт школ, детских садов, восстановление дорог - все это требует средств. Хотелось бы, чтобы отремонтировали кардиологический центр в Солдатской Ташле, а также привели в порядок подъездные пути», - отметила председатель совета общественного движения «За развитие Тереньгульского района» Ирина Буйлина. Губернатор пообещал выделить на модернизацию отделения восстановительного лечения кардиологических больных в Солдатской Ташле 30 млн рублей в рамках государственной программы развития здравоохранения Ульяновской области (планируется, что работы проведут в 2018-2019 годах). 

Смекалин также выполнил поручение губернатора. Вместе с общественниками – как противниками, так и сторонниками проекта – он отправился в поездку по Тереньгульскому району, чтобы на месте показать всем новую площадку под завод. Тогда и выяснилось, что предприятие в итоге решили разместить подальше от людей, на расстоянии нескольких километров от протестующих сел. И, кроме того, на землях, получивших статус промышленных еще 10 лет назад. Таким образом власти нашли способ обойти процедуру изменения статуса земель, в ходе которой должны в обязательном порядке проводиться общественные слушания. Споткнувшись летом именно на этой фазе, чиновники постарались сделать так, чтобы ее больше вообще не было. Подальше от населенных пунктов предложено было вести и железную дорогу, которая, как наконец признались чиновники, будет необходима заводу.

20 сентября рассмотрели на своей сессии вопрос о цементном проекте и депутаты Заксобрания. В зал также пригласили общественников, выступающих и за, и против строительства. Правда, Чатиняна депутаты на свое заседание не пустили. Выслушав все приглашенные стороны, а также экспертов, члены Заксобрания приняли обращение к правительству области, указав, что предприятие необходимо расположить именно на той площадке, которую показывал ульяновцам Смекалин — невдалеке от месторождения, но на расстоянии 6-10 километров от сел.

22 октября в Ульяновской области прошел Госсовет, который провел лично президент РФ Владимир Путин. Несмотря на то, что накануне протестующие собственными телами выложили обращение «Путин, спаси наш лес» и отправили видеоролик с ним в приемную президента, во время Госсовета глава государства проблему цементного протеста не поднимал. Личной встречи губернатора и президента – во всяком случае, официальное – не было.

Эксперты говорят о том, что руководству области удалось приглушить и удержать конфликт, который поначалу ей был совершенно неподвластен. «Низовая энергия местного сообщества, общественности сошла на нет. Сошла на нет и энергия КПРФ, и городских зачинателей, активистов. Как-то не произошло приращения направляющей городской энергии и низовой. Они оказались раздроблены, и протест не получил завершения. Главная опасность для губернатора была в том, что конфликт мог выйти за пределы региона. Ему удалось конфликт локализовать и нейтрализовать к своей выгоде. Скорее всего, губернатору удалось неформально поработать с активистами. Без выноса этих дискуссий или переговоров в публичную сферу», - объясняет происходящее доктор политических наук Арбахан Магомедов.

Среди других составляющих рецепта успеха — жесткий отказ губернатора идти на поводу у протестующих вначале, а затем – его четко заявленная принципиальная позиция. Ремарка о даче перевела дело в личную плоскость, что всегда нравится «простым» людям. Созданное руками чиновников районное общественное движение дало ощущение поддержки местного населения. Включение законодательной власти и согласие выслушать представителей протестующих подкрепило обозначенные правительством предложения. Сыграла роль и выдержанная главой региона пауза — затянувшийся протест растерял энергию и не слишком идейных сторонников. Ну, а обещания выделить деньги на проблемы давно оставшегося без внимания области района позволили чиновникам привлечь на свою сторону равнодушных прежде к конфликту тереньгульцев. 

При этом называвшиеся изначально параметры нового предприятия не пересматривались. Речь идет о выпуске 1,8 млн тонн цемента в год.

Сергей Морозов зачитал заявление, в котором, наконец, обозначил свою позицию по спорному проекту, 14 сентября, собрав для этого в доме правительства Ульяновской области вновь избранных муниципальных депутатов и представителей общественных организаций

Но все еще может разгореться

На сходы протестующих, которые с началом ремонта дома культуры в Подкуровке проводятся в других селах, приходит заметно меньше людей. Но актив останавливаться не намерен. «Протест продолжается, - отмечает Наири Чатинян. – Движение стало злее и сплоченнее, мы перешли к другим методам». Противники проекта заявили о готовности собрать 100 тыс. подписей за отставку губернатора Сергея Морозова. Инициативу поддержало областное отделение КПРФ. Оно также взяло на себя организацию так и не состоявшегося 6 октября митинга.

Впрочем, к достижениям протестующих, кроме решения текущих проблем их сел, можно отнести перенос завода на новую площадку, а также уход в сторону от населенных пунктов ветки железной дороги, которая должна быть проложена к предприятию. Кроме того, региональное управление Росприроднадзора начало проверку выполнения требований по рекультивации уже отработанных месторождений заводов «Евроцемент груп». Апеллируя к фотографиям заброшенных на годы карьеров, активисты доказывали, что и лес над месторождением «Солдатская Ташла» рискует на десятки лет превратиться в «лунный пейзаж». Выехав на один из таких карьеров 11 октября, Александр Смекалин заявил, что правительство области намерено не допустить подобного в Тереньгульском районе. Для этого он собирается потребовать от Роснедр вписать в условия лицензии необходимость рекультивации месторождения прямо во время освоения его запасов, а не после завершения разработки, как это предусматривает стандартная процедура. 

По подсчетам советника губернатора по экологии Льва Левитаса, выбросы предприятия не превысят 0,5 тыс. тонны в год, что меньше установленных законом пределов. Однако политолог Магомедов не исключает, что протест может возродиться. Чатинян указывает на возможную точку его активизации – это объявление аукциона на разработку месторождения. Роснедра «Солдатскую Ташлу» на торги еще не выставили.

Лидия Пехтерева

Редактор ИА «Ульяновск – город новостей»