9 Июня 2017

Может ли угольная отрасль в России стать «зеленой»?

Нет, это звучит как оксюморон. Угольная отрасль, критикуемая всеми, кроме самих угольщиков, считается одной из самых «грязных» в мире. Тем не менее, в сердце углепрома России – в Кузбассе – на этой неделе пытались найти ответ на этот вопрос; мероприятие прошло в рамках ежегодной выставки «Уголь России и Майнинг» в Новокузнецке.
Поделиться в социальных сетях
Собравшимся очень повезло: мероприятие проходило в Международный день охраны природы, а потому настрой у участников – угольщиков, чиновников, контролирующих органов и экологов – был весьма позитивный. Была ли дискуссия? Несмотря на формат, который предполагал жаркие споры, было ясно, что в зале собрались единомышленники. Нет, острые вопросы не обходились стороной. Особенно те, что касались застарелых для Кузбасса проблем взаимодействия угольщиков с коренными народностями, технологических дорог и золошлакоотвалов. Было все, но без особых споров и энтузиазма. Видимо, радикальные экологи, которым снятся сны про охоту и собирательство в Сибири, не пришли на мероприятие. Или, что более вероятно, их просто в южную столицу Кузбасса не позвали.

В приветствии заместителя губернатора Кемеровской области Евгения Хлебунова экологическому форуму была задана основная мысль всех выступлений: если угольщики не освоят в ближайшие годы «зеленые технологии», отрасли и ее основным игрокам будет нанесен непоправимый ущерб. А угля в недрах много и его нужно добывать. Иначе… Ну, вы поняли – его добудут в другом месте. И тогда традиционные рынки вместо России захватят китайцы, индусы, австралийцы.

По мнению начальника департамента экологии и природопользования администрации Кемеровской области Сергея Высоцкого, ситуация в регионе пока далека от идеальной. По образованию отходов промышленности Кузбасс занимает первое место в РФ. Такие рекорды он ставит из-за вскрышной породы, без которой в угольном деле никак. Хотя и относится она к 5 классу опасности, все равно 2,3 млрд тонн вскрыши ежегодно оказывают большую нагрузку на природу. Отвалы дымят, пылят и наносят ущерб даже с геологической точки зрения. Суммарно угольные предприятия вносят 60% вклада в загрязнение атмосферного воздуха в Кузбассе, в основном, за счет выбросов метана. Нарушается от угледобычи и гидрология: нарастает загрязнение подземных вод, высыхают колодцы, мелеют русла рек и т.п. Вот цифра: только в 2016 году из водных объектов Кузбасса угольщики забрали 211 млн кубометров воды.

Отвечая на вопрос: как может угольная отрасль стать «зеленой», выступающие дали понять, что пока они лишь в самом начале большого и трудного пути. Но понимание проблем и угроз уже сформировалось
Этот ущерб компании, по словам Сергея Высоцкого, начинают осознавать. Так, в текущем году «СУЭК-Кузбасс» планирует запустить очистные сооружения на шахтах «Котинская» и «Талдинская-Западная-1». Инвестиции – около 550 млн рублей, объем сброса сточных вод будет уменьшен на 60%. Газо-пылеулавливающее оборудование установлено на крупных объектах «Распадской угольной компании». Продолжается и работа по дегазации угольных пластов и утилизации шахтного метана, переводу общественного транспорта на газомоторное топливо (сейчас на нем работает в регионе 531 автобус). С 2009 по 2017 годы «СУЭК-Кузбасс» таким способом утилизировало 45 млн кубометров метана, произвело на газогенераторных установках 70 млн кВт/час электроэнергии, выработало на котельных 70,5 тыс. Гкал тепловой энергии.

В настоящее время в рамках международной программы ООН «Задачи сохранения биоразнообразия в политике и программах развития энергетического сектора России», в которой принимают участие как минимум четыре угольные компании (СУЭК, ХК «СДС», «Мечел» и КТК), действуют 13 инновационных проектов, направленных на разработку и апробацию новых методов рекультивации и проведения компенсационных мероприятий. Но отдача от всего этого комплекса мероприятий была бы сильнее, если бы угольщики начали открыто озвучивать затраченные инвестиции по каждому объекту. Недостаточное информирование общественности превращает регион в грязную «кочегарку». И никакие усилия по спасению природы, никакие инвестиции недостаточны без PR-поддержки. Собственник должен в одной строке писать, сколько он добыл угля и тут же – сколько сделал для сохранения окружающей среды. Только так можно будет избежать спекулятивных фактов о том, что уголь – главный враг экологии, подытожил начальник департамента.

Профессор КузГТУ Александр Копытов напомнил, что в Кузбассе в прошлом году добыто рекордные 227,4 млн тонн, а к 2020 году, по его прогнозам, добыча вырастет до 250 млн тонн в год. В связи с этим острые проблемы, которые и так стоят перед экосистемой региона, обострятся еще сильнее. Ведь только золоотвалы могут увеличиться на 120-150 тыс га. За последние полвека, в связи с технологическим рывком, темпы воздействия человека на природную среду ускорились, сетовал Копытов. Только лесные угодья в Кузбассе сократились в результате разработки недр на 45,3 тыс. гектар. Восстанавливаются лишь 50% нарушенных земель. На каждого жителя Кузбасса приходится 500 кг угольных отходов. Из-за такой недальновидной политики угольщиков в прошлом году в прессе ЕС и Великобритании, рассказал Копытов, прошел целый ряд публикаций, призывающих к бойкоту российского угля – из-за того, что в регионах добычи уничтожается биологическое разнообразие. А также притесняются общины коренных малочисленных народов.

«Увы, интересы населения не учитываются, и перед деятельностью угольных предприятий жители оказываются незащищенными. Недопустимо решать судьбу поселка без участия людей, которые в нем проживают, и держать их в неведении. На наш взгляд документы, согласно которым населенные пункты в перспективе могут стать объектом для недропользователей, должны быть размещены в открытых источниках и быть доступными для населения. Также было бы неплохо создать интерактивную карту разрезов, на которой будет фиксироваться динамика его границ с тем, чтобы люди были информированы и готовы к изменениям. Механизм выделения участков под угледобычу, на которых проживают люди, необходимо тщательно пересмотреть на законодательном уровне, и прежде чем начинать деятельность на таких землях, нужно проводить социологическое исследование и учитывать мнение граждан», – прокомментировал выступление профессора член регионального штаба ОНФ в Кемеровской области Андрей Алехин.

Если сейчас наши угольщики не примут активного участия в перестройке на «зеленый лад», если не смогут в самые кратчайшие сроки выстроить систему диалога с общинами шорцев, телеутов и других нацменьшинств, по экономике Кузбасса будет нанесен сильнейший удар, признал Копытов. Но что делать? На этот вопрос ответил Юрий Манаков, заведующий лаборатории УУХ CO РАН. По его словам, в рамках программы «Задачи сохранения биоразнообразия в политике и программах развития энергетического сектора России» идет комплексное изучение территории с точки зрения биологии, геодезии, геологии, с тем, чтобы выяснить, какой может быть предел у той или иной площадки, которая попала под воздействие угольной добычи. Особенности природно-техногенных систем угольных месторождений изучаются по двенадцати основным параметрам, включая плотность населения, объем добычи угля, количество автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием, коэффициент распаханности земель и т.п. А уровень биологического разнообразия определяли по авторской методике, учитывающей видовое богатство и количество редких видов, нарушенность экосистем и некоторым другим важным параметрам.

«Мы определили точки с высоким индексом биологического разнообразия, которые могут пострадать после уничтожения или деградации ландшафтов при техногенном воздействии. Экологически уязвимых участков только в Новокузнецком районе насчитали пять. Два из них – Костенковские скалы и правый берег реки Чумыш – находятся в зоне влияния предприятий, добывающих угли Бунгуро-Чумышского месторождения, что, конечно же, угрожает биоразнообразию. Все эти данные размещены в Интернете, на сайте администрации Новокузнецкого района, - подытожил Юрий Манаков. – И это пока единственный в Кузбассе район, где имеется такого рода ГИС. А результаты геоэкологической оценки состояния территории позволили нам разработать рекомендации по сохранению и восстановлению стабильности природных ландшафтов в угледобывающих районах. Причем есть свои рекомендации как для муниципалитетов, так и для угольных компаний. А вообще проблема определения приемлемой техногенной нагрузки чрезвычайно актуальна для промышленно развитых регионов. И геоэкологическая оценка помогает прогнозировать и предупреждать в них кризисные явления».

К счастью, психология собственников угольных месторождений меняется, признали участники мероприятия. И информация о том, где можно добывать уголь, а где строго нельзя – один из таких шагов к «зеленой экономики». Кроме того, в мае нынешнего года выпущено распоряжение правительства РФ о концепции публичной нефинансовой отчетности промышленных предприятий. Сейчас разрабатывается план по реализации недавно утвержденной президентом Стратегии экологической безопасности РФ. В общем, поставлена суперзадача – добиться того, чтобы в России было выгодно работать экологически ответственным компаниям. «У наших угольщиков просто не остается выбора. Пора пересматривать свою политику природопользования и начать учитывать экологические и социальные последствия своей деятельности», - заявил Манаков.

Отвечая на вопрос: как может угольная отрасль стать «зеленой», выступающие дали понять, что пока они лишь в самом начале большого и трудного пути. Но понимание проблем и угроз уже сформировалось. Если не инвестировать в сохранение природы, в снижение выбросов, не встать в защиту лесов и водоемов, если не быть открытыми в диалоге с общественностью, дело всей их жизни просто умрет вместе с шахтами, разрезами, копрами и тоннами. И важно не бороться с какими-то законами, соглашениями или запретами, а работать мозгами. Нелишне напомнить, как в 2007 году General Motors и Chrysler лоббировали отмену закона об энергетической безопасности – вместо того, чтобы вкладываться в разработку гибридных двигателей. И в итоге они уступили лидерство на мировом рынке японским автопроизводителям (а в 2009 году GM был признан банкротом).