8 Сентября 2017

Почему в Ульяновской области бастуют против строительства цементного завода?

Потому что чиновники решили осчастливить жителей небогатого Теренгульского района за счет китайского инвестора, не спросив, а хотят ли этого сами люди. Иррациональный, по мнению прагматичной власти, протест людей против появления в регионе уже третьего производства цемента, стал уже политической проблемой. О том, как он возник и развивался, специально для «Кислород.ЛАЙФ» ответила Лидия Пехтерева, редактор ИА «Ульяновск – город новостей».

Поделиться в социальных сетях

Запрягали долго

Месторождение мела «Солдатская Ташла», расположенное в Тереньгульском районе Ульяновской области, числится одним из крупнейших в мире. На глубине в 24 метра залегает 274 млн тонн мела категории А+В+С1, а по категории С2 – 476 млн тонн. Разведано оно было еще в середине прошлого века, но до сих пор ждало своего часа. Изначально месторождение рассматривали как базу для цементного завода, который нужно было строить в Ульяновской области в 1950-е годы. Но в итоге предприятие расположили вдалеке от месторождения, на берегу Волги, чтобы иметь возможность воспользоваться неограниченными запасами воды в производственном цикле и водными путями. А «Солдатскую Ташлу» поставили в резерв.

К началу 1990-х вопрос разработки месторождения был поднят снова. Но изменившаяся ситуация в стране помешала ее начать. В 2007 году, на фоне экономического роста, Роснедра выставили на аукцион часть месторождения. За 500 млн рублей она ушла НК «Мобиле», входившей в самарскую ГК «СОК». Позже для разработки недр и строительства завода было создано ООО «Симбирскцемент». Но строительную отрасль накрыл кризис, «Симбирскцемент» вовремя не подготовил проект освоения участка. В 2010 году его право на пользование недрами было прекращено. Лишившись месторождения, предприятие попыталась через суд вернуть потраченные на него деньги, указав, что раз платеж ушел за пользование недрами, а право на пользование прекращено, бюджет РФ необоснованно обогатился. После не одного года судебных тяжб президиум Высшего арбитражного суда РФ принял решение не в пользу «Симбирскцемента».

А месторождение вновь оказалось в резерве. В 2015 году во время визита официальной делегации правительства Ульяновской области в Китай было подписано соглашение о строительстве цементного завода между ним, АО «Корпорация развития Ульяновской области» и китайской ГК «Аньхой Конч». Как потом объяснял председатель областного правительства Александр Смекалин, китайцы сами вышли на регион с предложением о сотрудничестве. С тех пор еще два года шла подготовка к реализации проекта. «Аньхой Конч» и Корпорация развития Ульяновской области создали ООО «Конч цемент Волга», 25% в котором досталось ульяновской стороне.

В начале июня 2017 года губернатор Ульяновской области Сергей Морозов в КНР на встрече с председателем совета директоров китайской корпорации Гао Дэнбаном еще раз уточнил параметры проекта. Тогда в теме появилась конкретика: выход на стройплощадку в 2018 году, вложение от 300 до 500 млн долларов, линия в 5 тыс. тонн цемента в сутки или 1,8 млн тонн в год, а также 400 новых рабочих мест для жителей региона.

Но уже в конце июня попытка провести в расположенном недалеко от месторождения пос. Скугареевка Тереньгульского района публичные слушания по переводу небольшого участка из земель сельхозназначения в земли промышленного производства, на которых прозвучала информация о будущем заводе, обернулась протестом. Местные жители выступили против, в результате итоги слушаний опубликованы так и не были. По информации Смекалина, они были признаны несостоявшимися. С того момента в Ульяновской области стало набирать силу движение против и освоения месторождения, и строительства цементного завода.

Месторождение мела «Солдатская Ташла», расположенное в Тереньгульском районе Ульяновской области, ждет своего часа с середины ХХ века

По всем правилам

Активисты, обозначающие себя как движение «За благоприятную окружающую среду», поддерживаемые представителями КПРФ, в частности, депутатом Госдумы РФ от Ульяновской области Алексеем Куринным, начали еженедельно проводить собрания местных жителей, отправили более тысячи подписей против нового производства в приемную президента РФ и посольство КНР, обратились в Генпрокуратуру РФ с требованием проверить законность действий областной власти по выполнению соглашения с «Аньхой Конч». Наконец, 22 августа заявили о начале голодовки. Тогда протест заинтересовал и федеральные СМИ.

Палаточный лагерь активистов с огромными баннерами, призывающими выступить против цемзавода, расположился между селом Солдатская Ташла и проходящей мимо оживленной трассой на Сызрань. Число голодающих в нем, правда, постепенно снизилось от двух десятков до четырех человек. Причем голодающие стали друг друга сменять, отказываясь от пищи не постоянно, а лишь на несколько дней.

Через неделю после появления лагеря его представители вместе с Алексеем Куринным приехали в областной центр к дому регионального правительства и поставили свою палатку в вестибюле, требуя встречи с губернатором. Но Сергей Морозов вовремя оказался в заграничной поездке. Начальник охраны губернатора Валерий Козлов попытался выдворить людей из здания. В результате одной из женщин после потасовки потребовалась помощь медиков. Протестующие провели в здании весь день, уже в темноте и в присутствии ОМОНа и сотрудников Росгвардии читали стихи и пели «Интернационал». К восьми часам вечера они покинули дом правительства и вернулись в лагерь.

На начало сентября движение собрало более 3,5 тыс. подписей против разработки месторождения. А на сходе 2 сентября в селе Подкуровка 450 человек с соблюдением всех юридических формальностей выступили против разработки месторождения и строительства нового производства.

Палаточный лагерь активистов с огромными баннерами, призывающими выступить против цемзавода, в конце августа расположился между селом Солдатская Ташла и проходящей мимо оживленной трассой на Сызрань

Цемента и так много

Все это время правительство Ульяновской области и Корпорация развития региона выражали недоумение по поводу причин протеста. Ведь никаких действий, говорящих о конкретных решениях официально еще не было предпринято. Роснедра, в которые была направлена заявка на месторождения, аукцион еще не объявляли. Земли в районе возможного строительства и карьера у Корпорации развития Ульяновской области, кроме участка, не относящегося к месторождению, нет. Большая часть месторождения — 780 гектаров — вообще находится под лесным фондом. По словам главного специалиста департамента лесного хозяйства Ульяновской области Любови Кублик, согласно требованиям природоохранного законодательства, пользователь месторождения не сможет разрабатывать более 3-4 га таких недр в год. И должен будет взять на себя обязательства по рекультивации земель в ходе разработки карьера.

Сторонники проекта напирают на то, что завод даст возможность роста не только небогатому Тереньгульскому району, годовой бюджет которого составляет около 230 млн рублей, но и всей строительной отрасли, причем в общероссийских масштабах. «Проект, который мы сегодня обсуждаем – строительство международного, инфраструктурного объекта, который будет влиять на дальнейшее развитие Российской Федерации в целом, поможет очень серьезно изменить инфраструктурный ее облик, удешевить строительные материалы. Это проект, который направлен на то, чтобы улучшить жизнь населения, причем населения как Тереньгульского района, так и любого другого района. Это и снижение стоимости жилищного строительства, и многое другое», - объясняет Александр Смекалин.

Стоит отметить, что в Ульяновской области действует два цементных производства — в городе Новоульяновске и пос. Цемзавод, рядом с городом Сенгилей. Владелец обоих — «Евроцемент груп», крупнейший в России цементный холдинг. Эти два предприятия имеют общую годовую мощность в 5,37 млн тонн цемента.

Представители «Аньхой Конч» заявляли, что цемент с нового завода будет стоить на 50% дешевле, чем предлагают существующие в России предприятия. Это весьма смелое заявление, если учесть специфику рынка. По мнению исполнительного директора инвестиционно-консалтинговой компании СМПРО Евгения Высоцкого, недостатка в мощностях цементного производства в европейской части России сейчас нет: «Во-первых, в России профицит цементных мощностей, во-вторых, в самом регионе уже есть два завода. Надо считать экономику инвестиций, стоимость оборудования. Допустим, представители китайской компании провели исследование рынка и учли все нюансы ведения бизнеса в России, просчитали экономику проекта и пришли к выводу о возможности снижения стоимости цемента. Но тогда они покупают «билет на войну» из-за постоянной конкуренции, по сути, со всеми заводами Поволжья: рынок у нас федеральный, переток цемента идет между регионами».

Китайская сторона считает, что протестное движение поддерживается работающими в России производителями цемента. Эта версия озвучивалась и Смекалиным. «Нужно отметить, что именно проект «Конч» имеет чрезвычайно важное значение для РФ, потому что призван демонополизировать цементную отрасль. Двусторонние переговоры о строительстве завода велись на самом высоком государственном уровне. Сегодня вы сами видите искусственное нагнетание протестных настроений со стороны конкурирующих структур», - отвечал глава облправительства на одном из ульяновских новостных порталов на вопросы о цемзаводе.

Примечательно, что губернатор Сергей Морозов пока публично тему цементного протеста не комментировал.

Плавали – знаем

Тут стоит добавить, что оба завода «Евроцемент групп» жители Ульяновской области воспринимают как крайне вредное производство. «У нас рядом заводы в Новоульяновске, в Сенгилее. Люди приезжали сюда оттуда на собрания. Они просят, чтобы не строили завод, - рассказывает руководитель движения «За благоприятную окружающую среду» Надежда Родионова. – Говорят, что какие бы они очистители не делали, все равно выхлопы есть. Сенгилей без воды остался с этим заводом, воду он всю вытянул. В Пензу еще ездили, где китайцы завод строили, разговаривали с людьми, кто там работает и кто живет. И они тоже сказали: «Не дай бог никому». Там все в пыли. Хотя им тоже обещали, что будет чистый завод, фильтры и все прочее».

Эксперты отвергают возможные опасения по поводу ухудшения экологической обстановки в соседних с месторождением и заводом населенных пунктах. Советник губернатора, эколог Лев Левитас, побывавший на предприятии «Аньхой Конч» в Китае, заявляет, что выбросы пыли там минимальны и в принципе жестко контролируются: «Разработка и транспортировка цементного сырья происходит беспылевым способом. Сырье добывается на площадке карьера, потом доставляется в дробилку. И после это сырье никто не видит, по закрытому транспортеру длиной 10 километров оно поступает на завод... На заводе «Конч» мне показали документ, где коэффициент полезного действия фильтров, реальный коэффициент, который у них в постоянном режиме он-лайн отслеживается, был 99,5-99,8 процентов».

Заместитель генерального директора ООО «Конч цемент Волга» Тун Нансен также отвергает все сомнения в безопасности будущего производства: «У людей просто такое впечатление от цементного завода, что он вредный для экологии, не может быть таким чистым, как мы обещали. Либо китайцы в своей стране могут строить очень хороший зеленый завод, а в других странах - не факт. Но на сегодняшний день компания «Конч» построила около 300 заводов, все оборудование, управление и процесс производства стандартные. Нам нет смысла изменить что-то именно для проекта Ульяновской области, чтобы построить по-другому. Все 300 заводов одинаковые. Одинаковая система контроля».

Наконец, санитарно-защитная зона для такого производства должна составить по российским нормам минимум 500 метров. Предлагавшийся изначально под завод участок находится как минимум в 4,6 км от ближайших населенных пунктов — Скугареевки и Подкуровки. Позже властями было предложено еще три участка, максимальное расстояние от них до домов протестующих составляет уже более 11 км. Но, как объясняет Родионова, даже если бы люди и верили в возможность экологически чистого производства, они все равно вышли бы против разработки карьера в местном лесу.

Китайский инвестор заявляет, что построил уже около 300 цементных заводов по всему миру. И все эти предприятия - стандартные и чистые

Против без вариантов

Протестующие — не только жители местных сел, многие из которых из-за нехватки рабочих мест живут сбором ягод и грибов, но также городские дачники. Пока месторождение оставалось в резерве, Подкуровка и Скугареевка, до которых по трассе всего 45 км от Ульяновска, приглянулись городским жителям. По слухам, до недавних пор дачей на этой территории владела и семья главы региона. Но к началу цементного проекта этот объект из имущества Морозовых исчезла. Сейчас в высокопоставленных пользователях недвижимости в районе значится лишь прокурор Ульяновской области.

Еще один такой дачник — Наири Чатинян, член КПРФ, бывший директор Ульяновского мехзавода №2. Ранее он засветился в нескольких громких акциях протеста, а теперь также присоединился к протестному движению. Руководство области подозревает своего давнего оппонента в корыстных целях, но, по словам Надежды Родионовой, она сама обратилась к коммунисту за помощью в защите района от завода, когда он приехал к ее соседке, чтобы купить молока. Чатинян, руководивший сходом в Подкуровке 2 сентября, указывает на несколько моментов в поведении областных властей, говорящих о том, что сторонники завода не намерены раскрывать всей информации о производстве и учитывать мнение местных жителей. Например, несмотря на то, что соглашение было подписано еще в 2015 году, за два прошедших с тех пор года никто не сообщал тереньгульцам о планах разработки месторождения и строительства завода в их районе. Между тем, по мнению протестующих, чиновники должны были сначала предупредить местных жителей о желании предложить недра инвесторам, а потом, уже с учетом их мнения, заключать соглашения. Тем более с иностранным инвестором.

Аргументы правительства области о том, что на стадии проектирования производства и до разработки месторождения будут проведены все необходимые экспертизы и даже не требующаяся по законодательству ОВОС, противников проекта не убеждают. Они хотят однозначного решения – запрета на разработку «Солдатской Ташлы». Добиваться этого решения протестующие намерены через придание лесу над месторождением защитного статуса. Пока, объясняет депутат Госдумы Алексей Куринный, изучается юридическая сторона вопроса: выясняется нынешний статус насаждений и механизм его изменения.

Такая категоричность не дает прагматично мыслящим чиновникам шанса объективно оценить, что именно стоит за протестом, подогревает ли его кто-нибудь или люди действуют от чистого сердца. Усугубляет ситуацию отсутствие механизмов по непосредственному участию населения в принятии решений при старте подобных проектов. Спикер регионального парламента, член «Единой России» Анатолий Бакаев в ближайшее время даже намерен провести консультации по ситуации в Москве, так как регион опытом и полномочиями по разрешению таких конфликтов, как оказалось, не обладает.

Смекалин на этой неделе, кстати, пригласил протестующих на встречу. Пришел всего один человек - Сергей Викторович Авдоничев, который в летнее время проживает на даче в селе Ясашная Ташла. По сообщению 73online.ru, глава областного правительства остался доволен встречей: «Мы плодотворно пообщались. Главная мысль, которую я пытался донести – разразившееся противостояние не имеет под собой почвы, все строится на обсуждении домыслов и предположений. Необходимо сначала дождаться результатов аукциона, понять, кто будет разработчиком недр и уже тогда обсуждать готовые проект завода, план разработки месторождения и рекультивации недр. Как мне показалось, Сергей Викторович меня услышал». Беда в том, что услышал высокопоставленного чиновника лишь один Авдоничев.

Тем временем экологию подменила политика. Для защиты проекта цементного завода привлекаются политтехнологи, а протестующие в это время наращивают протестную активность – следующий митинг планируют провести в центре Ульяновска. Примечательно, что люди требуют от представителей власти, говорящих о возможности полного контроля за новым цемзаводом, заняться и приведением в соответствие с законодательством предприятий «Евроцемент групп». Новоульяновский завод не модернизировался с момента строительства и, по словам самих чиновников, его нужно или обновлять, или закрывать. Сенгилеевский завод прошел модернизацию в 2015 году. Два года назад вновь запускавшееся производство, как и теперь китайское, подавалось как максимально чистое. Но, по словам Александра Смекалина, до сих пор завод работает в режиме пуска-наладки, фильтры не действуют на полную мощность, предприятие не выполняет до конца взятых на себя социальных обязательств по переселению жителей Цемзавода из оползневой зоны. Кроме того, много лет не проводилась в требуемых объемах рекультивация выбранных под оба завода месторождений.

Протестующие требуют от власти заняться и приведением в соответствие с законодательством предприятий «Евроцемент групп».
Лидия Пехтерева

Редактор ИА «Ульяновск – город новостей»