17 Ноября 2017

Правильным ли путем развивается возобновляемая энергетика в России?

В то время как в мире капитальные затраты на проекты ВИЭ стремительно снижаются, благодаря чему дешевеет и стоимость электроэнергии для конечных потребителей, в нашей стране все перевернуто с ног на голову. ДПМ, гарантирующие инвесторам возврат средств в солнце, ветер и мини-ГЭС, оборачивается обязательной нагрузкой на потребителей. «Кислород.ЛАЙФ» перепечатывает статью из «Независимой газеты», в которой прямо сказано: развитие ВИЭ в России должно идти во благо потребителей, а не за их счет.

Поделиться в социальных сетях

Замечательная идея по развитию в России возобновляемой энергетики, которая по своему замыслу была нацелена на локализацию в стране новых технологий, в итоге становится бременем, ложащимся на плечи всех потребителей электроэнергии. Причина – действующие инструменты компенсации инвесторам капитальных затрат на строительство ветряных и солнечных электростанций, которые превращаются в тормоз развития всей экономики страны и наносят удар по конкурентоспособности отечественной продукции. Альтернатива есть, но необходимо вернуться к рыночным принципам, чтобы обеспечить энергетике на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) устойчивый фундамент развития.

Мировая энергетическая система находится в стадии глубокой трансформации. Драйвер этой трансформации – стремительное развитие технологий получения энергии от солнца и ветра, которые становятся все более доступными и конкурентоспособными. По данным отчета Всемирного экономического форума, в 2016 году возобновляемая энергия стала дешевле или сравнялась по цене с ископаемыми энергоносителями более чем в 30 странах мира. С 2009 года себестоимость солнечной энергии упала на 80%, а себестоимость ветряной энергии за последние три года снизилась на 30%. По оценкам экспертов, в ближайшие несколько лет паритет стоимости возобновляемой энергии и энергии от ископаемого топлива будет достигнут уже в 80% всех стран мира.

У России исторически сильны компетенции в «больших» ВИЭ: более 20% от суммарной установленной мощности энергосистемы страны составляют ГЭС. Если же учитывать атомные электростанции, то доля безуглеродных источников в энергосистеме превышает 30%. Тем не менее в 2013 году правительство решило стимулировать строительство в России ветропарков и гелиостанций. Мотивы у такого шага понятны и весьма благородны: необходимость сократить технологическое отставание от ведущих стран мира и на всякий случай локализовать в России бурно растущие за рубежом технологии в области солнечной и ветроэнергетики. Тем более что у нашей страны есть козыри, которые мы можем предъявить отрасли, стремительно меняющей мир: российские ученые одними из первых начали эксперименты в фотовольтаике – того требовала космическая программа СССР, а сейчас за усовершенствование технологий в области солнечной генерации взялся Жорес Алферов, лауреат Нобелевской премии по физике; на высоком уровне находятся авиационная промышленность и наука, наработки которых необходимы для развития ветроэнергетики.

Тем не менее методы, принятые рыночным регулятором для привлечения инвесторов к строительству первых промышленных объектов ВИЭ, вызывают все большее раздражение у участников энергорынка и простых потребителей. В то время как в мире капитальные затраты на проекты ВИЭ стремительно снижаются, а следовательно, и дешевеет стоимость электроэнергии для конечных потребителей, развитие новых технологий в России приводит к обратному результату. Предложенный инструмент, гарантирующий инвесторам возврат средств, вложенных в ВИЭ, для отечественных потребителей электроэнергии означает обязательную на долгие годы прибавку к счету за электроэнергию.

Сейчас главный инструмент стимулирования зеленой генерации в России выглядит следующим образом: с инвесторами, чьи проекты солнечных электростанций или ветропарков прошли отбор, заключаются договоры на поставку мощности (ДПМ ВИЭ). По ним капитальные затраты на строительство компенсируются за счет установления повышенного тарифа на мощность, который в десятки раз выше рынка. Бремя компенсации инвестиционных затрат ложится на все предприятия и организации, в том числе финансируемые из бюджета. Согласно официальным прогнозам ассоциации НП «Совета рынка», для потребителей электроэнергии в ценовых зонах оптового рынка электроэнергии и мощности доля ВИЭ в конечной цене за каждый киловатт электроэнергии вырастет с 0,7 копеек в 2017 году до 20–25 копеек в 2021-м. Суммарная же стоимость поддержки ВИЭ на сегодняшний день составляет 174 млрд рублей, что увеличивает долю в общей стоимости электроэнергии на оптовом рынке почти на 10%.

Такой механизм поддержки не соответствует рыночным принципам и дискредитирует инновационную отрасль, развитие которой, без сомнения, необходимо стране. Владельцы ДПМ ВИЭ, получив гарантию возмещения всех затрат и компенсацию рисков, теряют интерес к повышению эффективности своих проектов. Также действующие механизмы не учитывают стремительного удешевления технологий ВИЭ в мире. Беспокойство за конечных потребителей разделяют и некоторые представители правительства. Так, вице-премьер Аркадий Дворкович, выступая на Петербургском международном экономическом форуме в 2016 году, признал, что за дорогие возобновляемые источники энергии полностью платят потребитель и налогоплательщик.

Однако у России есть все возможности, чтобы вернуться к развитию отрасли по первоначальному замыслу и внедрять ВИЭ естественным путем, без переплат со стороны потребителей. Но если отменить дальнейшее использование ДПМ ВИЭ или ослабить их негативное влияние, как же поддержать возобновляемую энергетику, загрузить заказами новые высокотехнологичные отечественные производства солнечных панелей?

Ряд таких мер уже предложила ассоциация НП «Совет рынка». Основная идея заключается в поддержке только тех ВИЭ, стоимость электроэнергии которых способна конкурировать со стоимостью электроэнергии от традиционных источников. Так, объекты возобновляемой энергетики уже сегодня экономически оправданны в удаленных районах Дальнего Востока и Арктики. В этих изолированных от единой энергосистемы страны районах проживает около 1 млн наших соотечественников, единственным источником электроэнергии там чаще всего служат старые и малоэффективные дизельные электростанции, большую часть расходов по содержанию которых берет на себя государство. В таких населенных пунктах ветряки и солнечные панели, по сути, экономят дорогостоящее привозное топливо для дизельных станций и в перспективе позволяют достичь существенного снижения бюджетных затрат. Вот цифра в качестве примера: только для 320 тыс. жителей Камчатского края, по словам губернатора Владимира Илюхина, объем субсидий на поддержание энергетической инфраструктуры ежегодно составляет около 9 млрд рублей. По заявлениям компании «РусГидро», работающей на Дальнем Востоке, ее 16 солнечных станций и три ветропарка ежегодно экономят 1,7 тыс. тонн дизельного топлива, а срок окупаемости проектов составляет от 10 до 15 лет.

Что касается ценовых зон (европейская часть России, Урал, Западная Сибирь), то там ряд альтернативных стимулирующих мер со стороны государства поможет энергокомпаниям снизить капзатраты на проекты ВИЭ, а потребителям – избежать чрезмерной нагрузки. Так, снизить стоимость финансирования проектов ВИЭ возможно за счет господдержки процентных ставок по кредитам, таможенных льгот для оборудования, усовершенствования конкурентных процедур отбора проектов ВИЭ, ликвидации избыточных технических требований. О том, что неадекватные технические требования служат причиной увеличения инвестиционных затрат, на экономическом форуме в Красноярске говорил топ-менеджер компании «Фортум», которая строит небольшой ветропарк близ Ульяновска. «Больше всего потрясло, что нам надо построить 16 км полноценных автомобильных дорог шириной четыре метра только для того, чтобы два раза в год по ним проехала машина для проверки настройки ветротурбин или их незначительного ремонта», – возмущался представитель «Фортума». По его словам, весь комплекс чрезмерных требований и регламентов делает установку ветротурбин в России в два раза дороже, чем в среднем в мире.

Ликвидация системных и бюрократических ограничений станет важным вкладом, но куда более продуктивной и долгоиграющей мерой по развитию отрасли может стать стимулирование спроса со стороны потребителей. По этому пути пошли многие страны: в ЕС и США частным покупателям установок ВИЭ предоставляются налоговые кредиты, субсидируются займы, создаются условия для выдачи в сеть излишков электроэнергии. Аккуратное и последовательное внедрение этих мер дает более эффективные и масштабные результаты.

Таким образом, «разворот» или переориентация мер поддержки ВИЭ в России с обеспечения выручки поставщикам на льготы покупателям позволит без ущерба сохранить созданный технологический задел. Это с одной стороны, а с другой – снизит избыточную нагрузку на экономику в период кризиса и высвободит ресурсы для развития отраслей, которым требуется поддержка.

Первоисточник.

Основная идея заключается в поддержке только тех ВИЭ, стоимость электроэнергии которых способна конкурировать со стоимостью электроэнергии от традиционных источников

Комментарий «Кислород.ЛАЙФ»: Трудно не согласится с автором статьи, хотя в самом тексте бросаются в глаза некоторые неточности и нестыковки. Например, совсем не упомянуты мини-ГЭС, которые можно строить по тем же ДПМ ВИЭ, что и солнце и ветер. Ничего не сказано и о сжигании ТБО, которое с этого года также стало возобновляемым источником, с правом на такие же меры господдержки. Не сказано и о том, что развитие ВИЭ в изолированных районах, в качестве инструмента экономии завозного топлива, давно стало трендом – и происходит не только на Дальнем Востоке.

Просто приведем два комментария.

Владимир Сидорович, гендиректор АНО «Институт энергоэффективных технологий в строительстве», напоминает, что «немецкие потребители платят 25 млрд евро в год (!) за ВИЭ и неплохо себя чувствуют. Американские потребители платят за будущую атомную электростанцию, которая на бумаге, а когда ее решают не строить, еще неизвестно, вернут ли им деньги обратно. Чем наши потребители хуже (или лучше)? Особенности, конечно, есть, но, по сути, клиенты финансируют объекты, utilities вставляют им инвестиционные расходы в тариф. И государство тут тоже участвует».

А вот управляющий партнер Агентства энергетической информации Алексей Преснов отмечает, что проблема с развитием ВИЭ в России в том, «что поддержка осуществляется без каких-либо причин и соображений климатического или экономического характера, а исходит из постулата – а чтоб и у нас было. Поэтому инструменты поддержки – искусственные абсолютно, калечащие рынок мощности и возможности его развития. Все это делается и будет делаться по микроскопическим квотам, но за очень дорого, потому что в основе (программы развития) и вообще в идеологии развития отрасли серьезного места для ВИЭ у нас нет. А условия да – африканские для инвесторов, поэтому даже без экономии масштаба можно участвовать. Опять же чтоб в тренде быть».

«Независимая газета»