10 Февраля 2017

Сколько осталось угольной энергетике в Европе?

Не больше 15 лет, говорится в докладе, подготовленном аналитическим центром Climate Analytics. Иначе Европа не сможет сделать значительный рывок в достижении целей, прописанных в Парижском соглашении по климату. Впрочем, аналитики признают, что отказ от угольной генерации не будет легким и пройдет по самым разным сценариям.
Поделиться в социальных сетях
Доклад Climate Analytics основан на стресс-тестах промышленности. Использование угля в энергетике ЕС сокращается примерно на 1% в год, но на этот вид топлива по-прежнему приходится четверть генерации на всем континенте и пятая часть выбросов парниковых газов (ПГ), пишет британская The Guardian. Сlimate Analytics устанавливает, что к 2050 году объемы выбросов ПГ в Европе должны снизится до 6,5 млрд тонн. Тогда цель, прописанная в Парижском соглашении, - «гораздо ниже 2 градусов по Цельсию» - будет достигнута.

Если же действующие 300 угольных электростанций Европы (их карту можно увидеть здесь) Европы доработают до конца своей «естественной продолжительности жизни» (так уж написано в газете!), страны ЕС превысят общий углеродный бюджет для угля на 85%. Чтобы этого не случилось, страны ЕС должны полностью прекратить использование угля для выработки электроэнергии уже к 2030 году. Абсорбция ПГ за счет растений, в теории, может как-то смягчить воздействие угольной энергетики на климат. Но вряд ли она будет столь масштабной, с учетом медленного прогресса в коммерциализации технологий улавливания и хранения углерода (CCS).

Опасение европейских чиновников вызывает и обещание Дональда Трампа устроить «угольный ренессанс» в «ржавом поясе» США. Однако, чтобы избежать опасных последствий глобального потепления, угольные электростанции должны быть закрыты по всей планете к 2050 году, говорится в исследовании. При этом один Китай планирует законсервировать свою угольной промышленности к 2040 году. «Глобальный отказ от угля является единственным и наиболее экономически эффективным средством, чтобы обеспечить рост глобальных температур в диапазоне от 1,5 до 2 градусов по Цельсию. Однако этот факт вовсе не означает, что отказ от угля везде будет политически или социально оправданным», - говорит Мишель Шеффер, директор по науке Climate Analytics.

Чтобы достигнуть целей, прописанных в Парижском соглашении по климату, страны ЕС должны полностью прекратить использование угля для выработки электроэнергии уже к 2030 году
Сценарии будут разными

Некоторые страны, в том числе Великобритания, Финляндия и Франция, уже объявили конечный срок для своей угольной генерации – 2030 год. Законодатели в Нидерландах обсуждают сроки закрытия последних пяти угольных предприятий, в том числе того, что было открыто только в 2015 году. «Я хотела бы, чтобы мы закрыли все угольные центры. И я думаю, что это не вопрос если, а вопрос – когда», - говорит министр по климату страны Шарон Дижксма.

Германии и Польше, на которые приходится более половины выбросов от угольной энергетики в ЕС, будет намного сложнее отказаться от этого вида топлива. ФРГ откладывает решения – в конце этого года в стране пройдут выборы, и эту карту там пока не разыгрывают, тем более что тему явно не поддерживают в горнодобывающих компаниях и профсоюзах. Пока что страна собирается отказываться от угля осторожно и поэтапно; и это оправданно, учитывая, что порядка 40% генерации в Германии пока приходится именно на это топливо.

А вот Польша, в которой уголь занимает более 80% в энергобалансе, стала главным смутьяном в ЕС и готовится оспаривать климатические решения ЕС в суде. Страна заявляет, что будет высаживать деревья, чтобы компенсировать выбросы от угля, а «в один прекрасный день внедрит в энергетике и экспериментальные технологии CCS».

Великобритания имеет третий по емкости рынок угля в Европе, но пока что собираются поэтапно ликвидировать отрасль к 2025 году. Однако экологи опасаются, что «плата за мощность» для семи действующих угольных электростанций из бюджета вырастет до 453 млн фунтов стерлингов в течение ближайших четырех лет. А это сможет нарушить достижение цели. На этой неделе правительство страны выделило еще 78 млн фунтов стерлингов, необходимых для открытия угольных электростанций в следующем году (включая 10 млн фунтов для Aberthaw, которая неоднократно нарушала ограничения выбросов, введенные постановлением Европейского суда в сентябре прошлого года). Экологи считают, что планы Великобритании вообще законодательно слабы. В решениях остались лазейки, которые угольщики активно используют, чтобы оставаться открытыми.

При этом в целом выбросы ПГ в Великобритании к 2015 году упали на 38% по отношению к базовому 1990 году – это одни из самых быстрых темпов падения, учитывая, что весь ЕС ставит задачу сократить эмиссию на 40% к 2030 году. Причина такой скорости – сокращение потребления угля в энергетике. По данным Carbon Brief, в прошлом году использование этого вида топлива в стране опустилось на самые низкие за 150 лет уровни. Среди факторов, поспособствовавших замещению угля: колебания относительных размеров оптовых цен на уголь и газ, рост углеродного налога в апреле прошлого года, закрытие сталелитейного завода в Редкаре, бурное развитие ВИЭ и восстановление ядерной энергетики. В целом сегодня на уголь в генерации страны приходится всего 9%, и это рекордно низкий уровень. В то же время газ занял 43% в энергобалансе.

Угольная станция Белхатов в Польше - одна из крупнейших в мире, ее мощность превышает 5,3 ГВт
Ветер уже на пятом месте

Выводы Climate Analytics, как ожидается, лягут в основу новых международных договоренностей, которые должны быть рассмотрены в 2018 году на очередном раунде переговоров в рамках Парижского соглашения. Анти-угольная кампания поддерживается за счет недавнего голосования в парламенте Ирландии, по итогам которого страна решила отказаться от инвестиций во все виды ископаемого топлива. А также заявление датского энергетического гиганта Dong Energy прекратить сжигание угля на своих электростанциях к 2023 году (при том что на уголь приходилось до 80% поставок топлива в компании еще десять лет назад).

В принципе, у ЕС в целом – неплохая низкоуглеродная перспектива. К примеру, на этой неделе Европейская ассоциация ветроэнергетики (WindEurope) в своем ежегодном докладе констатировала, что по итогам 2016 года генерация энергии ветра в Европе превзошла угольный сектор и составила 153,7 ГВт (только в прошлом году было введено 12,5 ГВт новых мощностей, что составило более половины всех введенных мощностей в ЕС вообще). Инвестиции в отрасль за прошлый год в целом по Европе выросли до 27,5 млрд евро, или на 4%. Самый больший прирост мощностей продемонстрировала Германия – плюс 5,4 ГВт (при 50 ГВт общих ветряных мощностей и 15% в энергопотреблении). Но самую большую долю в энергобалансе, по данным WindEurope, ветряная энергетика занимает в Дании (36,8%), Ирландии (24,7%) и Испании (19%).

«Основной вывод, который я делаю из доклада уже не первый год: возобновляемая энергетика – это уже не «ниша» и не «альтернатива» – это в хорошем смысле базовая, основная энергетика. Дело в том, что генерирующие мощности в других секторах электроэнергетики в ЕС уже несколько лет практически не строят. Так, в 2014 и 2015 годах 100% чистого прироста мощностей в европейской энергетике пришлось на ВИЭ («чистый прирост» — это сальдо построенных и выбывших мощностей). В 2016 году возобновляемая энергетика – это 96% чистого прироста, поскольку в газовой генерации было построено 3115 МВт, а выведено 2256 МВт», - констатирует Владимир Сидорович, директор Института энергоэффективных технологий в строительстве. Европейская ветроэнергетика в 2016 произвела почти 300 тераватт/часов электроэнергии, или 10,4% европейского потребления, добавляет эксперт. По объемам выработки она все еще находится на пятом месте среди всех способов генерации, но эта доля постоянно растет.

Сегодня ветер уступает в ЕС только газу. По данным Solar Power Europe, прирост установленной мощности фотоэлектрической генерации в ЕС по итогам 2016 года сократился на 20% и составил 6,9 ГВт (против 8,6 ГВт годом ранее). Установленная мощность СЭС в Европе уже превысила 100 ГВт, и, по некоторым прогнозам, к 2020 году увеличится до 129,6 ГВт. Так что «зеленая» энергетика способна потеснить «ископаемую». Но на то, чтобы ВИЭ всерьез начали угрожать нефти, газу и углю, потребуется много времени. «Однако та же Европа к этому целенаправленно идет, несмотря даже на резкое удешевление традиционных энергоресурсов на данный момент. Если в 2014 году 1 тыс. кубометров газа стоила более 400 долларов, то сейчас — менее 200 долларов», - заявил «Газете.Ru» глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Конкретно против угля, добавил он, помимо экологических соображений играет и тот факт, что за выбросы угольной энергетики приходится слишком много платить в рамках международных соглашений.

Ветер и солнце - на первом месте по чистому приросту мощностей в энергетике ЕС за 2000-2016 годы

Ветроэнергетика уже опередила уголь и вышла на второе место в ЕС по установленной мощности генерации