17 Февраля 2017

Сколько вагонов нужно, чтобы вывезти из Кузбасса уголь?

Ответ: 3 011 814. Во всяком случае, именно в такое количество вагонов был погружен уголь, добытый в Кемеровской области за весь прошлый год. Железнодорожники и угольщики не могут друг без друга – проблемы с погрузкой решают всем миром; споры о тарифах то обостряются, то затихают; рекорды в одной отрасли порождают рекорды в другой; то же можно сказать и об объемах инвестиций.
Поделиться в социальных сетях
По данным и.о. заместителя губернатора Кемеровской области по углепрому и недропользованию Евгения Хлебунова, в 2016 году в добыче угля в Кузбассе установлен очередной рекорд – 227,4 млн тонн. Это на 11,6 млн тонн или 5,4% больше, чем было по итогам также рекордного 2015 года. Очевидно, что региону, в котором добывается порядка 60% всего российского угля, столько угля не нужно. Отгрузка по итогам прошлого года – свыше 188,9 млн тонн угля (по данным РЖД – еще больше, 210,8 млн тонн), из которых 66% (или 124,5 млн тонн) отправлено на экспорт (+ 8,6 млн тонн к 2015 году). Еще 31,9 млн тонн было отгружено металлургам и коксохимикам России, а 23,9 млн тонн – на тепловые электростанции.

«С учетом действующих и новых предприятий стоит задача добыть в этом году не менее 230 млн тонн», - уже заявил Евгений Хлебунов. Примечательно, что губернатор Кузбасса Аман Тулеев ранее говорил о том, что экологический предел добычи для региона – 200-220 млн тонн. Но планку постоянно приходится повышать. В январе добыча уже составила 18,7 млн тонн, что на 6,6% или 1,2 млн тонн больше, чем в первом месяце прошлого года. Потребителям было поставлено свыше 17 млн тонн угля (+ 1,6 млн к 2016 году), две трети из них составил экспорт (11,4 млн тонн).

Так что новые рекорды добычи в Кузбассе – не за горами. Примечательно, что устанавливать их приходится на фоне постоянных проблем с отгрузкой. Ведь вывоз угля идет исключительно по железной дороге, для которой этот груз является основной номенклатурой. Железнодорожники также год от года вынуждены ставить рекорд за рекордом. К примеру, среднесуточная отгрузка в течение прошлого года составила 8229 полувагонов. Это на 162 вагона больше уровня 2015-го.

Среднесуточная отгрузка в течение прошлого года в Кузбассе составила 8229 полувагонов


В целом же, по данным вице-губернатора Кузбасса Екатерины Кутылкиной, за 2016 год в регионе было погружено 3 011 814 вагонов угля! По информации замначальника ЗСЖД (филиал ОАО «РЖД») по Кемеровскому территориальному управлению Сергея Макаренко, максимум, достигнутый в годы СССР – 5,8 тыс. вагонов в сутки – был установлен в 1988 году. К настоящему времени, как видно, эти показатели практически удвоились. Например, 15 декабря 2015 года был установлен рекорд в 10539 вагонов в сутки!

Но даже нынешний уровень в 8-9 тыс. вагонов поддерживать непросто, подчеркнул Макаренко, хотя «железнодорожники отвечают на растущие потребности угольщиков».

По данным вице-губернатора Кузбасса Екатерины Кутылкиной, за 2016 год в регионе было погружено 3 011 814 вагонов угля!




Борьба с остатками угля

«Наряду с высокими достижениями в добыче и отгрузке, остатки угля (на промежуточных и прирельсовых складах и в бункерах обогатительных фабрик) по региону за 2016 год выросли на 3,7 млн тонн – до 13,9 млн тонн (при нормативе в 9 млн тонн! - прим. «Кислород.ЛАЙФ»). При этом на начало ноября остатки достигали 15,4 млн тонн, что почти перекрывает максимальную емкость складов», - отмечалось на совещании, посвященном результатам совместной работы угольщиков и железнодорожников в 2016 году и планам на 2017 год (прошло в Кемерово 16 декабря). «Прирельсовые склады были полностью заполнены. Поэтому угольщики были вынуждены складировать уголь на промежуточных складах. А это дополнительные расходы на их содержание, дополнительная перевалка, при которой уголь переизмельчается, частично переходит в другой класс крупности и стоимость свою теряет», - подчеркнул на совещании Хлебунов.

За январь остатки угля снизились на 1,4 млн тонн до 12,5 млн тонн (на 10,2%). Однако их снижение – постоянная головная боль и чиновников, и угольщиков, и железнодорожников. «Тут еще важен другой момент, психологический. Вот я шахтер, моя работа связана с риском для жизни. У меня семья, а я иду каждую смену под землю, чтобы добыть стране уголь, а на складе в это время лежит уголь, который я добыл год назад и который не вывезли потребителям. Тогда человек думает: зачем я вообще все это делаю?», - задавался вопросом в интервью ТАСС в августе прошлого года Аман Тулеев.

Чтобы не травмировать психику шахтеров, симбиоз угольщиков, железнодорожников и операторов грузовых перевозок должен работать как часы. Что, естественно, получается не всегда. К примеру, рост добычи угля следом за конъюнктурой рынка может спровоцировать серьезный сбой в поставках - РЖД требует подавать заявки на погрузку как минимум за месяц. Иногда уголь проигрывает в конкуренции с другими грузами, которые просто перебивают его по цене и оттягивают на себя парк полувагонов. Проблемы может обострится, например, летом, когда железнодорожники начнут готовится к будущей зиме – проводить ремонты путей, замену рельсов и др. Пропускная способность железной дороги снизится; уголь снова отправится на склады.

Как бы там ни было, монополии необходимо постоянно увеличивать объемы месячной и суточной погрузки. В последнем квартале прошлого года, например, был преодолен барьер в 17 млн тонн в месяц: в октябре угольщики погрузили 18,4 млн тонн, в ноябре – 18,5 млн тонн, в декабре – 19,2 млн тонн. Такой же повышенный темп погрузки угля сохраняется и в наступившем году: 19 млн тонн за январь (что выше показателей января прошлого года на 2,1 млн тонн или 12,3%). В первом месяце нового года ежесуточно грузилось по 8713 вагонов угля (на 898 вагонов больше уровня января-2016). В феврале железнодорожники поставили себе повышенную планку – грузить по 9015 вагонов в сутки. За половину месяца удалось выйти лишь на 8933 вагонов в сутки, но даже это выше достигнутых уровней ежесуточной погрузки прошлого года на 9,7%.

Все это напоминает бег в колесе, но проблема никогда не решается окончательно. Влияют на скорость погрузки и другие факторы. Например, сверхнормативные простои подвижного состава на подъездных путях грузоотправителей и грузополучателей. Так, только с октября 2016 по январь 2017 года ЗСЖД был выявлен простой свыше шести суток по 9777 полувагонам. Причины разные – негодность полувагонов под грузовые операции по техническим причинам, очистка полувагонов и путевого хозяйства от снега и др.

Сами угольные предприятия до 2020 года собираются вложить в развитие своей погрузочно-транспортной инфраструктуры порядка 2 млрд рублей. Эти меры позволят дополнительно отгружать более 2 млн тонн угля. «Проблему нехватки вагонов обещали решить грузоперевозчики. Начальник кемеровского филиала Федеральной грузовой компании (ФГК) Юрий Зайцев заявил, что в этом году оператор планирует увеличить свой парк полувагонов с 120 тыс. до 160 тыс. штук. Заместитель директора Первой грузовой компании (ПГК) Геннадий Попов сообщил, что ПГК, располагая парком в 65 тыс. вагонов, заказала 3 тыс. новых в первом квартале 2017 года, а в целом по году планирует приобрести 7 тыс. новых вагонов на «Уралвагонзаводе»», - пишет газета «Коммерсант».



Аман Тулеев: «Важен другой момент, психологический. Вот я шахтер, моя работа связана с риском для жизни. У меня семья, а я иду каждую смену под землю, чтобы добыть стране уголь, а на складе в это время лежит уголь, который я добыл год назад и который не в
Томусинское ускорение

Мало погрузить уголь, пусть даже в 10 тыс. вагонов в сутки – после этого его нужно из Кузбасса вывести. И в этом плане постоянный рост объемов добычи провоцирует и рост инвестиций в развитие железнодорожной инфраструктуры. В прошлом году ЗСЖД направила на выполнение мероприятий по модернизации и развитию путевого хозяйства, устройств контактной сети, сигнализации, обновлению парка локомотивов 2,6 млрд рублей. В наступившем году объемы планируется удвоить - до 4,7 млрд рублей! Из них на модернизацию путей будет направлено 1,09 млрд рублей, в строительство лавинозащитных сооружений — 0,53 млрд рублей.

Главный же объект, который строится с 2012 года, планируется сдать в ноябре – железнодорожный тоннель на 106-107 км участка Артышта-Междуреченск Средне-Сибирского хода (перегон Курегеш – Карлык). Общая стоимость объекта – более 7 млрд рублей, на его завершение в 2017 году будет направлено более 1 млрд рублей. С открытием движения поезда будут следовать со скоростью до 100 км/час (сейчас ограничение скорости для поездов в 40 км/час), что позволит значительно сократить время следования поездов и повысить пропускную способность этой железнодорожной линии.



Томусинский железнодорожный тоннель стоимостью более 7 млрд рублей позволит пропускать поезда со скоростью 100 км/час
То поссорятся, то помирятся

Постоянная тема для споров между угольщиками и железнодорожниками – стоимость тарифов на перевозку угля. Кузнецкий угольный бассейн, как известно, географически расположен прямо в центре России. До портов что на Северо-Западе, что на Дальнем Востоке – практически одинаковое транспортное плечо в 4-5 тыс. км. По оценке Амана Тулеева, транспортные услуги в себестоимости угледобычи в Кузбассе составляют 40%. Споры о тарифах бывают жаркими, периодически Тулеев пишет письма в Кремль и Белый дом, требуя обуздать аппетиты руководства РЖД. Кемеровский губернатор по профессии – железнодорожник, а потому специфику отрасли понимает достаточно глубоко. А как политик он давно застыл в образе защитника прав шахтеров. «Железная дорога — это же ведущая отрасль, она к тому же монополист. От нее, как от кровеносных сосудов, все зависит… (Тарифы) ежегодно растут на 10-11%. Вот я и говорю руководству РЖД: если ты снизишь тарифы, то мы больше провезем, завысишь — народ сразу перейдет на автотранспорт», - говорил Тулеев в том же интервью ТАСС. Вот об этом он и спорит с железнодорожниками.