22 Марта 2019

Стоит ли идти на митинг в защиту Байкала 24 марта?

Дело личное и зависит от того, хотите ли вы своим участием помогать каким-то мутным людям в решении их мутных задач. Либо вы понимаете, что у озера есть более серьезные проблемы, копившиеся годами и требующие срочного решения. Закрыть недостроенный завод в Култуке – проще простого, навести порядок на Байкале в целом – эта миссия кажется невыполнимой.

Поделиться в социальных сетях

Чего добились?

Организаторы самой шумной информационной кампании весны 2019 года, поднявшие невообразимый хайп вокруг строительства завода по розливу байкальской воды в пос. Култук, 24 марта собираются провести митинги в разных городах России. Один из них может пройти в Иркутске на площадке рядом с памятником строителям Транссибу, второй заявлен в Улан-Удэ – с 11 до 19 часов по местному времени! На митингах не принято думать, туда приходят, чтобы прокричаться. А в «култуской истории» крика и так перебор, поэтому важнее все-таки думать. 

Сначала о главной вехе. Странным образом протест против завода в Култуке, поднятый 2017 году жителем Иркутской области Зорикто Матановым и подхваченный в начале 2019 года другим жителем той же области Денисом Букаловым, превратился в победу уроженца региона с московской пропиской. Победу, конечно, промежуточную – строительство завода по решению Кировского районного суда Иркутска с 15 марта всего лишь приостановлено («до устранения выявленных нарушений»), - приписывают стилисту и «суперзвезде гламура» Сергею Звереву. Также 15 марта в Москве, в офисе Национальной службы новостей, состоялась пресс-конференция, участники которой (какие-то якобы экологи) просто потерялись на фоне эксцентричного шоумена. 

Комментируя видеозапись, одни участники дискуссии восхищались смелостью Зверева, весь героизм которого уложился в две пятиминутные фотосессии на фоне Кремля, а также его патриотизмом (хотя, справедливости ради, если бы он был патриотом, то о родине вспоминал почаще). Другие вполне справедливо указывали, что есть в стране люди, отдавшие защите Байкала по паре-тройке десятков лет жизни, а «патриот малой родины» Зверев «загорелся» как то уже слишком стремительно. Да и жить предпочитает в столице. Вообще, сама ситуация, при которой лицом вроде бы праведного протеста стала личность с довольно неоднозначной репутацией, заставляет как минимум задуматься… Это не дискриминация звезд шоу-бизнеса, они тоже люди, могут быть искренними и реально переживающими. Но в голове всплывает вечный Станиславский с его «Не верю!». Не такие, совсем не такие защитники нужны Байкалу! 

По странному «совпадению» в тот же день, когда в Иркутске суд выносил решение, а в Москве звезда Зверева сияла на фоне словно специально подобранных невзрачных соратников, в Култуке заполыхали Таловские болота, из-за которых и разгорелся весь сыр-бор. Поскольку горело в непосредственной близости от строящегося завода, и возникла реальная угроза уничтожения всего недостроенного комплекса, менее всего получается верить в сразу же появившуюся версию, что «строители заметают следы». Инвесторы завода явно не сумасшедшие и пока еще верят в успех проекта. Гораздо более вероятно, что болота подожгли местные жители. Для них ставшее едва ли не священным «место гнездования краснокнижных птиц и произрастания краснокнижных растений» – банальное пастбище крупного рогатого скота. Большие любители поныть о трудной жизни и пожаловаться на засилье туристов, коренные жители Прибайкалья ведут себя схожим образом и на Малом море, и в районе Северобайкальска, и вообще везде на побережье. Браконьерство, вырубка леса, незаконная рыбная ловля – это местный modus vivendi. Оправдывается все, конечно, тяжелым социально-экономическим положением – не мы такие, жизнь такая… 

Все эти события совершенно затмили визит на строительную площадку представителей Совета по правам человека при президенте РФ. По итогам поездки эта организация выпустила документ с внушительным названием «Аналитическая справка». Но по факту комиссия лишь перечислила, кто из правоохранительных органов и подразделений исполнительной власти что сделал, какой запрос написал и кому отправил. Никакого вывода в справке нет, как нет там и четкой позиции. Ни за, ни против – просто констатация давно известных и обмусоленных в СМИ фактов. Стоит ли удивляться, что Зверев, эмоционально и временами бессвязно вещающий буквально все, что под корону взбредет, получил сильнейшую поддержку, а надутая от собственной важности до размеров дирижабля комиссия не вызвала даже дискуссии на три комментария в соцсетях?

Но сильнее всех опозорилась официальная страница партии «Единая Россия» в Facebook: ее администраторы умудрились проиллюстрировать новость о приостановке строительства завода на Байкале фотографией озера Котка в Финляндии. «Никогда еще шутки про позиционные бои на китайско-финской границе не были так близки к реальности», - ернически прокомментировал ситуацию иркутянин Сергей Беспалов.

Лицом «култуского протеста» стал шоумен и суперзвезда Сергей Зверев, решивший таким образом начать политическую карьеру.

Двойные стандарты и «китайская угроза»

Едва ли не самое печальное – насколько плохо люди, трубящие о «победе» и «остановке» строительства, вникают в юридические тонкости ситуации. На самом деле, еще ничего не решено. Но российские власти оказались сейчас в ловушке. Если после некоторых разбирательств и устранения выявленных недостатков строительство завода продолжится, будут недовольны участники «протеста», а Зверев, уже заявивший о намерении сделать политическую карьеру, опять заявит, что он «в шоке». Если проект «Аквасиба», еще не доведенный до конца, показательно уничтожат, это станет прецедентом иного качества. Инвесторы из Юго-Восточной Азии, которая пока еще не слишком активно поддерживает западные санкции против России, запомнят это. И все останутся при своем: Зверев – при мандате Мосгордумы, администрация Култука – на бобах, а жители поселка – со своим уникальным болотом, которое продолжат поджигать каждый год.

«Пройдет время и мы узнаем причину волны, поднявшейся от байкальской водокачки до самых высей. То ли случайное письмо какой то бородатой девицы, попавшее в нерв, то ли чья то пиар компания, превзошедшая самые смелые ожидания, неважно. А вот такой другой аспект шумихи вокруг байкальской водокачки почему не обсуждается, хотя он точно отразится на непричастных и даже невиновных. …[Если] у нас что история, что разрешения непредсказуемы и имеют обратную силу, то ни о каком экономическом, тем более устойчивом росте и благосостоянии, тем более индексе счастья и думать не надо», - написал в своем Facebook фермер Сергей Перевозников. Один из немногих, кому удается жить и вести успешную предпринимательскую деятельность на Байкале.

По его мнению, самым правильным развитием ситуации стало бы следующее: «Распутать гордиев узел законодательства и правоприменительной практики вокруг Байкала. Переплетение лесного и земельных кодексов, закона об охране озера Байкал, закона об особо охраняемых природных территорий и еще кучи закончиков, актов и положений. На мой взгляд выход в экстерриториальном (как в законе об ОЭЗ) законе не об охране, а о жизни (на) озера Байкал (е). От бормаша до человека. А то это казнитьнельзяпомиловать просто всё и вся живое в т.ч. и то, которое должно спасать, выбивает и озлобляет».

Главный редактор газеты Global Times («Хуанцю Шибао», входит в холдинг печатного органа ЦК КПК «Жэньминь Жибао») Ху Сицзинь высказался предельно вежливо и осторожно: «В районе озера Байкал расположено множество заводов по производству бутилированной воды. Однако протест выдвинут только против китайского проекта. Очевидно, что за этим скрываются более сложные факторы. Некоторые аналитики считают, что пользуясь этим случаем, отдельные люди выражают свое политическое недовольство. Но так ли это? Я не знаю. На микроуровне китайско-российских отношений есть множество сложных факторов. Действовать в соответствии с законом является самым простым способом для российских властей».

Впрочем, в России никогда не действуют так, как проще. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский уже анонсировал разработку его партией законопроекта, запрещающего любое промышленное строительство на берегу Байкала. Скорее всего, старый политик по привычке погнался за хайпом, и такого закона не появится. Но инициатива – та крайность, до которой нужно дойти, чтобы оценить всю абсурдность происходящего.

Нужно распутать гордиев узел законодательства и правоприменительной практики вокруг Байкала.

Есть проблемы и поважнее

«Проекты по розливу байкальской воды и поставке их в российские регионы и за рубеж давно и справедливо рассматриваются как альтернатива промышленному развитию байкальского побережья, которое опасно для сохранения уникального мирового наследия – озера Байкал. Среди зарубежных потребителей в первую очередь всегда рассматривался Китай, как ближайший и очень крупный потенциальный рынок сбыта», - сделало очень важное заявление СПЧ в своей «аналитической справке». В сетевой истерике эта аксиома совершенно затерялось. 

По оценке Лимнологического института СО РАН, допустимый безвозвратный объем изъятия водных ресурсов из озера Байкал составляет около 600 млн кубометров в год. По итогам 2018 года, по данным ЕнБВУ Росводресурсов, фактический объем забора воды по водохозяйственному участку «Иркутское водохранилище, включая озеро Байкал», составил 93,3 млн кубометров, что меньше даже установленной квоты (в 109,156 млн кубометров). Причем львиную часть забирает иркутское МУП «Водоканал», снабжающий водой население и промпредприятия Иркутска и Шелехова. На этот год, в связи с приростом населения, МУПу увеличили допустимый объем забора до 112 млн кубометров (это выше квоты, но в ЕнБВУ ее скоро скорректируют). Другими словами, объем забора воды, который осуществляют даже действующие заводы, ничтожно мал, а завод в Култуке вообще не успел даже получить на эту деятельность разрешения. 

Интересно, что безудержная, крайне агрессивная и откровенно националистическая шумиха вокруг строительства завода в Култуке напугала даже тех, кто до сих пор выступал почти что за запрет любой человеческой деятельности и на Байкале, и в 70 км от него. Экс-координатор программы экологизации промышленности Центра охраны дикой природы Игорь Шкрадюк, заядлый противник гидроэнергетики и Иркутской ГЭС в частности, пришел к выводу, что истерика вышла за рамки допустимого: «Можно прекратить вывозить в Китай лес, уголь, нефть и руду, а загрузить Транссиб на полную мощность бутылками с водой без ущерба для Байкала. И, кстати, выручить за эту воду больше денег, чем за уголь, нефть, лес и руду, вместе взятые. Неудивительно, что розлив воды является один из немногих разрешенных видов хозяйственной деятельности в Центральной экологической зоне Байкала». 

Докричаться до разума пытались и другие экологические организации, с солидным стажем и хорошим реноме. Например, по оценке Гринпис Россия, есть как минимум три проблемы, которые важнее, чем завод в Култуке (но в СМИ говоря об этом намного меньше, посетовали экологи): отсутствие канализации в большинстве населенных пунктов на берегах озера и мусорные свалки; наследие БЦБК, с которым до сих пор не разобрались; а также попытки различных структур «сломать» законодательство по охране Байкала. Эта же организация бьет тревогу по поводу планов Минприроды РФ внести изменения в Положение об охранных зонах особо охраняемых природных территорий: нововведения позволят проводить сплошные санитарные рубки в охранной зоне Байкальского биосферного заповедника. Вот это будет настоящей катастрофой. 

На прошлой неделе представители целого ряда «старых» эко-организаций объявили о том, что отправили обращения в ЮНЕСКО, объектом Всемирного природного наследия которого является Байкал. Участники международной коалиции «Реки без границ» ставят на первое место среди угроз озеру проект ГЭС «Эгийн-гол» в Монголии, Бурятское региональное объединение по Байкалу (БРОБ), как и Гринпис, обеспокоено планами правительства РФ по изменению действующего законодательства об охране. В своих обращениях экологи просят признать Байкал объектом всемирного наследия «в опасности».

Если все эти проблемы хотя бы прозвучат на митингах в Улан-Удэ, Иркутске и других городах России (о том, что они станут основой резолюций этих акций, не мечтаем), тогда от них будет хоть какая-то польза. Но, скорее всего, все пойдет по сценарию, озвученному тем же Сергеем Перевозниковым: «Вариант классический: комиссия, сведение бровей, стопятьсот тысяч проверок и пара-тройка нашлепок на действующую путаницу того же гордиева узла. Возможно, какая то сумма на ликвидацию чего-либо, за чем видны лица вовремя подсуетившихся. Еще один вариант: просто утухло, просто пшик. Даже ИБД уже имитация имитации».

Если реальные проблемы Байкала хотя бы прозвучат на митингах в Улан-Удэ, Иркутске и других городах, тогда от них будет хоть какая-то польза.
Если вам понравилась статья, поддержите проект